НОВОСТИ

навигатор (warhammer 40000). Навигатор вархаммер 40000


Дома Навигаторов - Warhammer 40000

Выдержка из основополагающих и поучающих лекций брата Гильема. Фабрикатор Скрипторум, Библиотека Инквизиции, Сталинхайм. Ссылка от: Свет Знания. Уровень допуска: Третичный. Не авторизованный просмотр может повлечь лишение библиотечных прав и жизни.

"Восславим Императора нашего. Братья, "Не допусти мутанту жить" является одной из самых древних заповедей нашего Ордена, однако, как мы увидим, она выполняется не всегда. Сегодня мы поговорим о еще одном старейшем учреждении нашего Империума - Домах Навигаторов или Навис Нобилитэ. Это один из тех редких случаев, когда мутация считается настолько выгодной, что ее не искореняют.

Многие утверждают, что навигаторы необходимы нашей цивилизации, чтобы выжить. Действительно, в то время как межзвездные перелеты на небольшие расстояния еще возможны, практически любые дальние уже неосуществимы без их помощи. Для того, чтобы понять, каким образом Дома смогли взять за горло наш Империум, необходимо сначала понять как совершаются межзвездные перелеты.

Все наши звездолеты должны пройти через Имматериум для того, чтобы куда-то прилететь. Это альтернативное пространство, где время течет неравномерно. Оно располагается смежно с материей нашего пространства-времени, однако, внутри Имматериума пространство искажается или свертывается так, что корабль может войти туда из нашего пространства, а выйти обратно - уже на расстоянии многих световых лет. Подобный перелет в нормальном пространстве, даже при скоростях предельно близких к скорости света, занял бы сотни лет, если даже не тысячи. Перелет же через Имматериум займет несколько дней или недель.

Конечно, в Имматериуме есть свои опасности. В других областях науки, особенно в демонологии, вы услышите о нем как о Варпе. Да, братья, они являются одним и тем же. Пространство, через которое должны проходить наши корабли, то же самое место, откуда появляются самые большие опасности для нашей души. Сейчас не время и не место, чтобы начинать разбираться, почему это так. Пока просто примите на веру, что это правда.

Демоны - не единственная опасность в Имматериуме, есть и другие. Простой взгляд в него может, как вы догадываетесь, исказить разум и душу, а иногда и тело. Ни один нормальный человек не может не потерять разум, посмотрев в варп (в течение какого-то времени). Даже разглядывание его через навигационные приборы, может причинить душевный и моральный вред.

Похоже, что мутация делает навигаторов иммунными к таким психическим опасностям. Более того, демоны Имматериума видят обычные души, даже специально защищенные, а вот навигаторов они не чувствуют, по крайней мере, своими психическими чувствами. (По-видимому, материализовавшийся демон сможет обнаружить навигатора при помощи обычных чувств, однако этот вопрос выходит за рамки нашей лекции). Так же, вполне возможно, что навигаторы распространяют свою иммунность, по крайней мере, частично, на корабли под их управлением. Здесь мы, увы, должны признать свою неосведомленность.

Практически все навигаторы несут на себе стигмату мутации - третий или шишковидный глаз, который, как они утверждают, позволяет им смотреть в Имматериум. Почему тогда мы должны принимать на веру, что навигаторы действуют в наших лучших интересах и не являются сторонниками сил Тьмы? Лучшим доказательством этого будет то, что наш Император верил, что это так, и кто мы, чтобы ставить под сомнение его всемогущее слово?

Действительно, он не только выдал Домам Навигаторов хартии, но и одарил их Великим Благословением. Из всего человечества только навигаторы могут использовать мощный психический маяк Астрономикон, чтобы направлять корабли через варп. Да, они награждены даром слышать небесный хор, вторящий нашему Императору в его троне. Не кажется ли вам, братья, что это и есть то, что защищает их от опасностей бездны, прямое ходатайство нашего повелителя за навигаторов. Так, по крайней мере, считают некоторые из моих коллег.

Но давайте не будем заблуждаться, хотя Дома Навигаторов и обладают Имперским Благословением, они разделяют все общие грехи человечества. Очень древние, очень богатые, очень привилегированные, ни чуть не декадентские, Дома Навигаторов занимаются бесконечными интригами друг против друга, а также между всевозможными фракциями и кликами, борющимися за власть в пределах самих Домов. Между кланами навигаторов не угасают старые соперничества и вражда, их начало датируется временем еще до Империума, и они могли быть осознанно разожжены самим Императором.

Ходили слухи, что одной из причин того, что мудрый Император выдал хартии со своей печатью сразу столь многим соперничающим домам, была гарантия того, что виртуальная монополия навигаторов на звездные перелеты не станет настоящей монополией. Система разработана так, что Дома никогда не прекратят враждовать и соревноваться между собой, так как в этом участвует очень большое количество древних противников. Какие бы ни были причины у противостояний, Церковь (Экклезиархия) и другие Имперские организации стараются постоянно поддерживать их.

В прошлом были различные попытки объединить Навис Нобилитэ или, хотя бы, позволить им иметь единого представителя по отношению к остальному Империуму. Подобные картели часто имели временный успех, и в течение этого времени навигаторы получали огромное влияние в Империуме, но, рано или поздно, кто-нибудь всегда нарушал порядок, и опять начинались бесконечные интриги и ожесточенная борьба за контракты. Наследием одного из таких временных периодов объединения является фактически не имеющий никакой власти Великий Конклав Домов, действующий как арбитражный суд и место для переговоров между кланами Навис Нобилитэ.

Информаторы внутри Домов сообщили нам, что негласно многие навигаторы считают себя тайными повелителями Империума - мнение, как некоторые думают, настолько же истинное, насколько надменное. Каждый из Домов невероятно богат и очень древен, и сама их природа обязывает их иметь связи с величайшими Торговыми Домами Империума. Действительно, многие из них являются авангардом Навис Нобилитэ и используются ими в своих подставных войнах и интригах. Печально, но факт, благодаря своей монополии и огромным богатствам навигаторы также имеют большое влияние в рядах Эклезиархии, что является убийственным доказательством того, как низко пал наш Империум, по сравнению с начальным замыслом Императора.

Каждый Дом содержит широкую сеть шпионов и доносчиков, что дает им возможность манипулировать различными чинами Имперской иерархии. Если бы не постоянное противодействие соперничающих Домов, сводящее практически все попытки конкурентов на нет, то они были бы самыми могущественными в Империуме.

Также многие Дома Навигаторов связаны с отдельными мирами Имперской Гвардии или Орденами Космического Десанта. У Дома Белизария, например, есть связи с Космическими Волками, и лорд Белизарий по условиям древнего договора имеет личную Фенрисианскую Гвардию, набираемую из воинов с Фенриса, а командирами там служат настоящие Космические Волки.

Давайте теперь рассмотрим главную обязанность навигатора - направление корабля сквозь варп. Не забывайте, что многое из нижеследующего является чистой теорией, так как наши источники информации, это сами навигаторы, а также некоторые малопонятные мистические тексты.

Посредством нейрокабелей навигатор соединен со своим кораблем. Во время полета они представляют единое целое. Однако когда корабль перемещается в Имматериум, это практически не имеет значения. Там навигатор проводит практически все свое время в поиске потоков, течений и каких-либо путей, пытаясь уклониться от временных водоворотов, стасисных ям и избежать других опасностей.

Я должен подчеркнуть, что, оказывается, каждый навигатор видит варп по-своему; навигатор проектирует свои координаты и свое я на Хаос Имматериума. Естественно это получается благодаря тренировкам и тому, как его учили визуализировать вещи. Это может значить, что навигаторы из разных домов могут видеть все совсем по-разному.

Оказывается, в большинстве домов навигаторы начинают свое обучение в возрасте трех лет. Период их основного обучения длится двадцать один год. Обучение начинается с семилетнего цикла, в течение которого посредством физических упражнений и медитаций тренируется разум ученика, а также начинается обучение основам боевых искусств. Дальше следуют семь лет интеллектуальных тренировок, включающих изучение различных дисциплин - таких, как математика, гипер-пространственная геометрия, история, политика, экономика и многих других. Также на данном этапе изучаются устройство и создание варп-двигателей и звездолетов, на случай, если навигатору придется управлять починкой своего корабля; проводятся всевозможные занятия по тактике, так как навигаторам часто приходится принимать участие в космических и наземных сражениях. Далее идут семь лет мистического обучения, в течение которых стимулируется шишковидный глаз, и открывается разум для путей Имматериума. Несомненно, эта последняя семилетняя стадия, включает в себя использование наркотиков, занятия мистицизмом, а также - запрещенным искусством колдовства.

Когда навигатор переходит на следующую ступень обучения, он продолжает обучаться всем дисциплинам предыдущих стадий, чтобы, по достижении им двадцати четырех лет, его дом мог в полной мере рассчитывать на его грамоту Магистра Навигатора. Как раз в этот момент его и ваша инквизиторская карьеры могут пересечься. Церковь мудро настаивает, чтобы все навигаторы, получая свой квалификационный билет Магистра, подвергались самым суровым ментальным и физическим проверкам. А также, чтобы проходили подобные тесты каждые последующие пять лет, при продлении своей грамоты. Каждый навигатор, находившийся в путешествиях и не встречавший инквизитора более пяти лет, а также подвергнувшийся непонятному воздействию, путешествовавший за границы Империума вместе со Свободным Торговцем или столкнувшийся с ксеногенами или еретиками любого сорта, законом обязан сразу же по своему возращению явиться к представителям Эклезиархии или к ближайшему инквизитору. Навигатор, не сделавший этого, будет выдан представителям закона своим же Домом, скорее всего потому, что в противном случае, Дом может попасть под полномасштабное инквизиторское расследование.

Когда вы общаетесь с навигаторами, как и всегда, когда общаетесь с другой элитой нашего Империума, будьте предельно осторожны, чтобы не выказывать ни страха, ни благосклонности. Не поддавайтесь угрозам о возможном запрете на будущие путешествия, не бойтесь того факта, что во время межзвездного перелета навигатор будет очень часто держать вашу жизнь и жизнь вашего корабля в своих руках. Запомните, нет пределов Имперской справедливости, и никто не в силах спрятаться от нее.

На сем данный урок завершен. Восславим Императора нашего".

www.warhammer40k.info

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Итак, я решился перевести один длинный пост очень неплохо объясняющий, почему, собственно, откуда идет весь гримдарк в Империуме, и почему Адептус Механикус до сих пор не изобрело механизмы, которые решат все проблемы. Скорее всего там будут сотни тысяч ошибок, опечаток, пропущенных и лишних запятых, кривых оборотов и так далее. За это заранее извиняюсь. Enjoy.

У АдМех НЕТ технологий. Увы, но после Падения они не наслаждались жизнью на какой-нибудь райской планете. Марс - это место из твоих кошмаров, погрязшее в анархии. В тот самый момент, когда ты покидаешь безопасные зоны, ты попадаешь в протянувшиеся на километры в глубь планеты лабиринты, полные взбунтовавшихся машин, модулей ИИ, осознающего себя и, поверь, уж точно не желающего тебе добра. А ведь это наследие, оставшееся с времен до Раскол. Раскол добавил в этот ужасающий котел демонические программы, которые делают вышеупомянутых жителей катакомб еще опаснее. ВСЕ что осталось в банках данных АдМех превратилось в мусор. Сами банки данных разбиты на фрагменты по всей поверхности до такой степени, что просто не возможно увидеть даже одну десятую всех файлов, даже в течении долгой жизни Магоса. И это если предположить, что посещение этих банков данных совершенно безопасно. Разумеется, это не так. Файлы были испорчены до безумия Падением и запуском самых эффективных средств информационной войны когда либо созданных, чтобы победить Железных Людей. Почти весь Марс стал необитаем, те места, в которых живут АдМех сейчас, построены поверх руин. Они отправляют экспедиции, чтобы найти какой-нибудь археотеховый мусор, почти все эти экспедиции никогда не возвращаются. Одно количество неуправляемых боевых машин, заполняющих планету достаточно, чтобы уничтожить пару систем. А потом пришла Ересь, которая затронула не только Терру. Марс, вторая по важности планета в Империуме, был место битв почти таких же жестоких, как те, что были на Терре. С механикусами-лоялистами и Еретехами, сражающимися зубами, ногтями и мехадендритами по всей планете. Обе стороны выпускали машины, настолько древние, что механикусы не знали, кого они примут за врага после запуска. Вирусы, как обычные, так и демонические, были выпущены во все компьютерные системы. Почти каждый бит информации, который хранился на Марсе стал непригодным к использованию, а те, что уцелели в большинстве случаев либо обладают сознанием и ты им не очень нравишься, либо просто поражены демонами и активно пытаются убить тебя.Если же тебе повезло и ты смог вернуться с экспедиции с какими-то чертежами, то это почти наверняка какой-нибудь бред, а если и нет, то оно скорее повреждено до той степени, что использовать эти чертежи уже не получится. Если же Омниссия активно тебе помогает и ты принес что-то работающее, то, скорее всего, кто-то уже "дополнил" эти чертежи, чтобы жизнь не казалась тебе раем. Так что если в тот момент, когда вместо ячейки для лазгана ты на выходе получаешь ебаную гранату, поставленную на детонацию сразу при завершении постройки, ты все же выживешь, то у тебя вряд ли будет желание отправляться в новую экспедицию. Далее. Почему же АдМех так сильно жаждет получить СШК с других миров, когда все они были на Марсе? Потому что случилась ебаная Ересь. Получив СШК с других миров им всего лишь нужно справиться с последствиями Падения и его воздействия на машины плюс двадцать тысяч лет деградации без обслуживания. Плюс, в худшем случае, он просто не будет работать, а не попытается тебя убить.Почему же они так активно пытаются услужить Духам Машин? Потому что они существуют. Триллионы программ с самоосознанием, процветавших во время Темных Веков Технологии были расколоты Человечеством в войне с Железными Людьми на мелкие фрагменты и заключены в тюрьмы механизмов, тюрьмы, которые были разрушены до основания Ересью. Любой механизм в Империуме, который мог быть запрограммирован, запрограммирован. ЛЮБОЙ. И тебе бы лучше вести себя с ним хорошо, иначе он решит что ты не заслуживаешь хорошего настроения и сделает все что он может, чтобы сделать твое существование мукой. Конечно, если это простой лазган, то он просто перестанет работать в нужный момент или откроет огонь сам по себе, но если ты разозлишь Лэнд Рейдер, то ты можешь попрощаться с половиной континента. Конечно, со временем это превратилось в привычку и АдМех применяет эти принципы даже к тем технологиям, которые не могут взбунтоваться. И если вы представите, что они десятками тысячелетий имели дело с танками, которые могли обидеться, если ты с ними поговоришь не тем тоном, и уничтожить целый Мануфакториум, прежде чем ты сможешь их уничтожить. И именно поэтому они не подпускают НИКОГО к технологиям, потому что найти что-нибудь, что просто будет работать - чудо, которое можно развеять просто косо посмотрев на него. Это, и то, что у АдМех, к сожалению, больше нет знаний, чтобы работать с технологией. Только эксперименты, которые непременно ведут к бойне. Разумеется, потыкать на кнопочки и посмотреть что получится вполне работает с компьютером 21-ого века, но это явно не то, что ты хочешь делать на мостике боевого звездолета 410-ого века с мощью, достаточной, чтобы уничтожать целые звездные системы. Все основы знаний человечества были утеряны. Не забыты, а именно потеряны. Все, пуф и нет. Никто ничего не знает, потому что Падение устроило полный пиздец всей базе технологий. А потом пришла Ересь и повторила. Теперь, чтобы построить теоретическую основу для создания новых технологий, которые не будут пытаться убить всех, кто находится рядом, придется начинать с самого начала. Но у АдМех нет времени, у них никогда его нет и не будет.

wh.reactor.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Данный опус был написан и размещён на форуме www.heresy-online.net с 2009 по 2010 пользователем под ником LordLucan. «Облик Кошмара» описывал события 50-го тысячелетия в особенно мрачных тонах. Здесь представлена третья (из 27) частей. Кроме того, существует цикл "Эра Заката (60к)".Большинство имён переведено в соответствии со справочной литературой Гильдии Переводчиков warforge.ru.Это - полная версиятретьего раздела. В следующих частях будет дана столь же подробная оценка другим современникам второй Эры Раздора – в частности четвёртая часть, «Ангелы Без Цепей:’Свободные роты’ космодесантников».

Раздел 03: Мини-Империумы

Как уже упоминалось ранее, с коллапсом Астрономикона и падением Терры Империум прекратил своё существование. Начиная с М43 даже мысль о единой человеческой империи казалась глупостью, ибо различные локальные силы и ослеплённые жаждой власти люди не сидели, сложа руки. Империум более не существовал, надежда единства предана огню анархии. Ему на смену пришли сотни мини-империумов и королевств. Одни занимали собой целый сектор, другие – лишь одну планету или систему. Одни утверждали, что унаследовали власть от Терры, и пытались объединить всех под своим началом, другие откалывались от Империума, называя своих избранников Его аватарами, а то и вовсе отказываясь от Него. Кто-то продолжал ксенофобскую политику старого Империума, а кто-то со временем ослабил свою хватку, а то и вовсе игнорировал учения Церкви. Были и такие, как Офелия, которые зашли в своём пылу слишком далеко.

Стоит также помнить, что многие, многие имперские миры просто погибли, когда варп-штормы отрезали их от жизненно важных поставок. Например, многие миры-ульи просто вымерли от голода всего за пару лет, поскольку до агромиров, снабжающих их продовольствием, просто невозможно было добраться. Бывало и так, что изрядно потрепанный продовольственный конвой, добравшись-таки до агромира, обнаруживал, что все запасы уже были кем-то украдены.

На рассказ о каждом Империуме, возникшем в это время, и его истории, уйдут годы. Однако, я постараюсь рассказать о самых крупных и влиятельных мини-империумах (дав каждому своё название, чтобы отличать их друг от друга; на самом деле, каждый мини-империум называл себя просто «Империум», отказываясь признавать своих соседей).

1. «Империум Вольного Торговца»

Самый восточный из мини-империумов, Империум Гереда Луссора, пожалуй, один из самых изменившихся наследников старого государства. В первые десятилетия полного хаоса, последовавшего за коллапсом Астрономикона, крупный и хорошо снабжённый(и вооружённый) «торговый флот» чрезвычайно успешного вольного торговца, Луссора, был вынужден покинуть варп в системе Коррина. Луссор был хитрым и опытным человеком, гибель всех его астропатов ясно дала ему понять, что Империума больше нет. Ничтоже сумняшеся, он приступает к делу.

Он понимал, что для сбережения своих активов после такой катастрофы ему понадобится база операций, а также земля и имущество, и что для этого придётся использовать Коррин. Он приземлился на Коррине II, густонаселённом мире-улье и столице системы, где обсудил различные «вопросы защиты» планеты с лордом-губернатором и его правительством. Его писцы и адвокаты, через юридические дебри и сложные судебные процессы ухитрились впихнуть Луссора в государственный аппарат, усадив его в кресло министра обороны и культуры. С годами, его обязанности расширились и в другие области, вроде производства оружия и внутренних дел. Он мудро сохранил за Адептус Арбитес роль стражей порядка, правда, теперь вместо прежней охраны Имперского Закона в их задачи входила и общая безопасность системы. Используя свои богатства и ресурсы, он купил южный улей, и построил там шикарный просторный жилой комплекс.

Однако, на этом его амбиции не заканчивались. Когда, двадцать лет спустя, пришло время выборов следующего лорда-губернатора, Луссор был тут как тут, покровительствуя перспективному кандидату. Конечно же, избран был именно его кандидат, и это дало ему беспрецедентный контроль над всей системой. Он присоединил свой флот к флоту обороны планетарной системы, после чего использовал его для установления контроля над другими мирами системы(например, луна-тюрьма на орбите Коррина V). Здесь Луссор обнаружил острую потребность в эффективных вооружённых силах помимо СПО, для развития экспансии за пределы системы Коррин. Сама система ничем особенным не выделялась, за исключением того, что на восточном континенте Коррина II находился крупный склад Адептус Механикус. Используя лазейки в местном законодательстве, он приказал обыскать эти склады. Его находка стала решающим фактором в истории «Империума Вольного Торговца». Многие тысячи силовых доспехов типа «Корвус». Он пригрозил гибелью оставшимся техножрецам, чтобы они адаптировали эти доспехи для обычного человека. Техножрецы, понимая, что они отрезаны от своих братьев, приняли эти условия. Понимая, что идеально адаптировать силовой доспех под обычного человека не получится, Луссор соединил его с элементами панцирной брони, для облегчения массового производства.

Однако, ему ещё нужны были люди, которые будут носить эти доспехи. Он не хотел исчерпать резервы СПО, и отказался использовать для этого свою личную армию. Тут он обратил внимание на самые отбросы Коррина: жителей подулья и заключённых на холодной луне Коррина V. Он завербовал на службу многие тысячи, предлагая этим матёрым уголовникам амнистию, дармовую еду, наркотики и насилие.Этих дикарей тренировали лучшие солдаты Коррина, среди них – даже один Астартес из штата Луссора, Сержант Локур из ордена Белых Шрамов. В качестве оружия им выдали самые древние и дешёвые болтеры, которые Луссору только удалось раздобыть(других, впрочем, и не было). А поскольку не хватало даже таких, многие из ударных частей были вооружены вместо этого тяжёлыми автопушками. Беспокоясь вопросами лояльности, Луссор изобрёл хитрую схему. Он дал солдатам огромный ассортимент боевых наркотиков и стимуляторов. Это делало их весьма сильными и быстрыми и вызывало сильную зависимость. Эти ударные силы серьёзно «подсели» на эти наркотики, что серьёзно укрепило их верность. Луссор имел смелость гордо называть их «Космическим Десантом».

Всего через несколько сотен лет Имперум системы Коррин столкнулся с серьёзной проблемой. Из-за отсутствия сообщения с агромирами и возможности торговли с соседними системами запасы продовольствия стали приближаться к опасно низкому уровню. К счастью, варп-штормы к этому моменту немного поутихли и Луссор не стал сидеть, сложа руки. Он приказал своим флотам отправляться к агромирам как можно скорее. Под предводительством Локура, был отправлен и «Космический Десант». Путём коротких варп-прыжков флоту потребовалась всего пара месяцев, чтобы достичь ближайшего агромира(путь к которому до исчезновения путеводного света Императора занял бы всего неделю).

В конце концов, флот добрался до агромира. Поначалу мир отказывался подчиняться «Империуму», поэтому Локур отдал приказ о высадке космодесанта. На разграбление мира ушла всего пара недель. Смертельно опасные, полупсихопаты-«космодесантники» абсолютно превзошли малочисленных и слабообученных солдат СПО. Планета была подчинена, и торговля с Коррином была восстановлена в течение года. Это была первая из множества кампаний, в которой участвовал «Космический Десант» Коррина. За последующие десятилетия, этот мини-империум разросся до более двадцати пяти миров. В связи с этим, возросло и количество «космодесантников», а вскоре возникла и вспомогательная, Армия без силовой брони, в задачи которой входили охрана и контроль подчинённых миров. Империя Луссора была очень бедной, но от этого не менее изобретательной. Любые обрывки технологий, неважно, сколь странные и неполноценные, использовались захваченными Луссором Адептами, которым удавалось сделать из этого нечто практически полезное. Бомбы с дистанционным управлением, переоборудованные шасси «Лендспидеров», плохо программируемые роботы и прочие экзотические экспонаты. Всему находилось применение. Он также уменьшил требования к вербовке, принимая мутантов и разное отребье в свою «Имперскую Армию», где для таких были существовали отдельные полки.

Так разбойник стал правителем, и перестроил свой кусочек Империума в некое подобие цивилизации.

2. «Офелийский Империум»

Всё началось во мраке и хаосе ранних дней катаклизма, когда Император окончательно умер. Казалось бы, сердце Имперской Церкви вырвано и втоптано в грязь. Однако, несмотря даже на бесконечный поток демонов, исходивших из горящего Имперского Дворца, Экклезиарх сумел покинуть Терру.

Несмотря на то, что большинство его флота была уничтожена при попытке эвакуации, либо была утащена в моря безумия во время невероятно сложного варп-перехода, глава Министорума выжил, и высадился на Офелии, втором святейшем мире всего Империума.

Война и анархия разрывали Империум, и он быстро понял, что Империуму нужен новый центр. Посему, Экклезиарх Пиус Гуйя собрал всех выживших и не сошедших с ума от потери своего варп-маяка астропатов, и приказал им отправить сообщение.

Сообщение призывало всех слышащих Адепта Сороритас, независимо от их местоположения, вернуться в родной альма-матер. В последующие десять лет, пробиваясь сквозь безумие и хаос, Ордены возвращались на Офелию, свой родной дом. Более половины боевых орденов Сестёр Битвы, погибла в жутких войнах с Новым Пожирателем, и менее половины из тех, что остались, смогли вернуться на Офелию. Большинство либо погибали при переходе, бывали выброшены из варпа в неизвестных системах, либо гибли от лап кровожадных монстров, порождённых в глубинах безумия и явившихся в Материум из-за гибели Империума.

И всё же, Сёстры явились, и Офелия была в безопасности. С близлежащих миров в пределах короткого варп-прыжка были изгнаны ксеносы и силы демонов, и так родился Империум, состоящий из примерно тридцати миров под прямым руководством Министорума в изгнании. Пиус вскоре объявил, что его Империум был единственным настоящим Империумом, и что только его Империум истинно следовал учению Бога-Императора. Он отказался признавать смерть Императора, и лишь внёс изменения в законы своего новообразованного государства, сделав их более строгими в отношении соблюдения учений Церкви. Его Империум стал теократией гораздо более строгой и жёсткой, чем любой Империум до него. Разбитые космофлоты, которым повезло пережить варп-переход, стекались к этому новому Империуму, а с ними и приличное количество Имперских Гвардейцев, которые быстро приняли новые, значительно более набожные доктрины Офелийского Империума.

Бесконечно благодарные своим спасителям, жители этих миров быстро обратились в лоно новой Имперской Церкви. Улицы каждой планеты наводнили фанатики, самобичеватели, пророки конца света и уличные исповедники, заполняя воздух лихорадочными молитвами своему мёртвому богу.

Офелия же, огромный мир-собор, была полна бормочущих и отчаявшихся пилигримов и беженцев. У всех на устах был главный вопрос – почему их бог покинул их? Как мог Император проиграть? Разве не человечество было главной силой вселенной? В это время на офелийских мирах возникает множество культов Вознесения. Они верили в то, что Император не умер, а наоборот, вознёсся и стал божеством. Гибель Империума была лишь его священной карой.

Пиус Гуйя, постепенно всё больше и больше выживавший из ума, ухватился за эту идею. Высшая Канонесса Кираликус, одна из Совета Трёх - нового правительства, созданного Экклезиархом – рекомендовала проявить осторожность. К сожалению, последним членов Совета Трёх был Лорд-Инквизитор Карамазов, печально известный пирофант Салем Проктор. Он занял позицию сторонников Вознесения и Экклезиарха, и таким образом, реформа была проведена.

Согласно ей, Император вознёсся, и теперь карал Империум, погрязший в пороке и упадке. Это стало официальной догмой церкви. Единственный путь к спасению, как объявил Карамазов, шёл «через жертву, и наказание еретиков, живущих среди нас». Человечество распутно и порочно, и излечить его можно лишь одним методом – огнём.

По всему Империуму Сёстры Пиуса и воющие толпы Карамазова, вновь образованные Фратерис Милиция, высаживались на своих же мирах, объявляя миллионы людей еретиками и забивали их до смерти цепями и дубинами, либо утаскивали живьём на корабли для ведьм.

Днём и ночью, Офелия светилась зловещим оранжевым светом, игравшим на стенах соборов и шпилях священного мира. Это печи, находящиеся под гиганским Собором, никогда не гасли, сжигая одного за другим тысячи еретиков, привозимых со всех окраин. Священники стояли за огромными кафедрами по обеим сторонам этих жутких печей, выступая с безумными речами, собранными из различных священных книг, собранных на Офелии за тысячелетия. Карамазов при помощи своего Трона Правосудия лично казнил около тысячи еретиков ежедневно.

Однако, люди Офелии не сопротивлялись этим безумным фанатикам. Более того, многие из самых безумных адептов Вознесения сами бросались в огонь, распевая гимны, пока их тела покрывались волдырями и обращались в пепел.

Этот кошмар продолжался двадцать лет. Согласно легенде, казни прекратились, когда маленькая девочка едва шести терранских лет от роду, избегая стражи, подбежала к Экклезиарху, и в религиозном экстазе поцеловала его ноги. Он не успел и рта открыть, когда девочку пристрелил полуобезумевший человек из Фратерис Милиция. В диком гневе, Пиус приказал бросить внутренности этого человека в кипяток, и его увели для казни. Геноцид прекратился в этот же день, ибо Пиус узрел, что его указы уничтожали даже самых смиренных.

Разумеется, это прозрение пришло к нему безнадёжно поздно, поскольку период охоты на ведьм серьёзно ослабил Офелийский Империум. Более трети населения было убито, кроме того, на тот момент испытывалась острейшая нехватка рабочей силы.

Даже ещё через двадцать лет Империум ещё не восстановился окончательно, и талларнская война ясно продемонстрировала этот факт тогдашнему новому Экклезиарху Гоносториану.

В 234.М45 произошло первое столкновение Офелийского Империума с Талларнской Империей. Талларнцы были небольшой империей в составе старого Империума, и их главным достоинством были лишь полки Имперской Гвардии, специализировавшиеся на операциях в пустынях. Гибель Империума и смутное время Талларн перенёс на удивление спокойно, будучи сам по себе самодостаточной мини-империей. Отсутствие сборов имперской десятины позволило им расширить свой контингент СПО далеко за пределы показателей эпохи старого Империума. Более того, этот контингент увеличился настолько, что неизбежно образовал действующие наступательные войска. Кроме того, используя захваченные людские ресурсы Адептус Механикус, и природные богатства системы, Талларн построил на одной из своих периферийных колоний крупную космическую верфь, которая позволяла содержать приличных размеров флот.

Талларнцы имели сильную веру в Императора, но их взгляды были гораздо более ортодоксальными, нежели радикальные реформы их офелийских соседей. Поэтому, во время талларнской экспансии на запад они посетили офелийские миры, они предложили их жителям альтернативу офелийскому безумию. Многие жители этих отдалённых миров, недовольные массовыми казнями офелийского режима, открыто обратились к Талларну за помощью(по крайней мере, такое заявление Талларнская Империя сделала впоследствии). Так что, когда Адепта Сороритас явились подавить эти восстания, их уже поджидали талларнские флотилии. Так началась война. Талларнские корабли были плохого качества, и большая часть их армии состояла из призывников, которые не могли сравниться с вымуштрованными Адепта Сороритас. Однако, у Сороритас была серьёзная слабость – ужасно растянутые и слабые линии снабжения, из-за чего их боеспособность резко упала. Говорят, что во время битвы за Канинье, Сёстры сражались без болтеров, так как для них практически не было патронов. В свою очередь, у талларнцев в вопросах снабжения проблем не было – они обладали множеством транзитных баз снабжения в точках между микро-варп-прыжками. Их суда были дёшевы и ужасны, но одержали победу над Сёстрами Битвы, взяв числом. Офелийцы потеряли в войне шестнадцать миров, и были оттеснены на свою старую территорию. Всему причиной послужила острая нехватка ресурсов.

Поэтому Гоносториан провёл реформ под названием «сбор с язычников». Новые экклиазиархальные буллы давали огромным флотам охотников на ведьм новые указания. Им полагалось отправиться за пределы подконтрольной Офелии территории и разыскивать «миры язычников». Население этих миров, «погрязшее в ереси», полагалось покорить. Однако, возможность перехода «в истинную веру» им не предлагалась. Вместо этого, все последователи не-офелийского имперского культа, буде это торианцы, гемоворы, последователи Культа Машины или кто-либо ещё, приговаривались к служению в качестве рабов и слуг. Они будут работать на полях оставшихся офелийских агромиров, а также на заводах индустриальных миров, строительство которых Экклезиарх одобрил на территории своей империи.

Гоносториану приписывается такая фраза: «Император желает перестройки Империума по Его священному образу и подобию. Он разрушил старый мир, чтобы мы построили его заново во Имя Его. Мы искупили свою вину пеплом и кровью. Ныне же, пришла пора перемен.»

Так начался второй этап существования Офелийского Империума. Во многих смыслах, этот этап был ещё хуже начального. Однако, об этом будет рассказано позже.

3. «Империум Дельфиана»

Лорд-Инквизитор Дельфиан был очень могущественным инквизитором, и вёл крупное соединение имперских сил на зачистку системы Карпатис, когда произошёл коллапс Астрономикона. Многие тысячи судов его флота были потеряны в варпе, а остальные были выброшены где-то в сегментуме Ультима. Все астропаты и навигаторы Дельфиана погибли, кроме одной, по имени Оричи. Используя её способности, Дельфиан обнаружил несколько близлежащих систем и убедил адмирала флота совершить серию коротких варп-прыжков к этим мирам. Путь занял у них шесть месяцев.

Инквизитор не стал долго расшаркиваться, а просто захватил дворец губернатора на главном мире системы, Харкене. Когда он обнаружил, что Харкен и все соседние в системе миры потеряли своих астропатов и увидел огромные бунты на улицах, он понял, что произошло нечто ужасное.

Это понимание начало принимать всё более и более чёткие очертания с течением сорок третьего тысячелетия. Тринадцать лет Инквизитор и его отряд отчаянно отбивали постоянные атаки пиратов и вторжения ксеносов, которые, по всей видимости, стали обычным явлением по всему субсектору. С течением этой войны они, незаметно для себя, всё больше и больше стали использовать ресурсы Харкен и его сателлитов. Потери погибших гвардейцев пополнялись из рядов харкенианских бойцов СПО, боезапас и провизия предоставлялись планетарными губернаторами и местной властью Харкена и близлежащих планет и систем.Система Харкена состояла в негласной лиге правителей ещё до смерти Императора. Если ранее инквизитор скорее всего уничтожил бы эту коалицию из-за опасности организации подрывной деятельности, что было частым явлением для таких организаций, теперь он открыто поддерживал её. Хитрый инквизитор использовал тесные связи между мирами на полную катушку. Используя свои подразделения космодесантников из Красных Охотников и Стражи Смерти, а также крупные соединения Инквизиционных Штурмовиков и Имперской Гвардии, Дельфиан сохранял Лигу Планетарных Губернаторов(далее - ЛПГ) в относительной сохранности. Однако, стало ясно, что на помощь инквизитору и его силам никто не придёт. Император был мёртв, Империум был мёртв. Однако, прагматика-Дельфиана это ничуть не остановило. За годы сражений инфраструктура его сил и правительства ЛПГ неразрывно соединилась. Силы его похода разделились, сражаясь по всем фронтам на границах ЛПГ, и многие из его генералов подписали контракты о защите с крупными местными магнатами и лордами, предлагая услуги по защите в обмен на запасы и ограниченную власть вышеуказанных провинций.

Сам Дельфиан стал весьма известен, и многие прозвали его «сокрушителем» в честь легендарного сражения на границе, где инквизитор воспользовался своим громовым молотом, чтобы разбить ворота бунтующего города, открывая путь своим войскам. Когда старого губернатора Харкена не стало, захват власти Дельфианом никого не удивил. Он вошёл в столицу, окружённый своими телохранителями-астартес из ордена Красных Охотников, и официально узурпировал власть. Несмотря на тот факт, что ЛПГ был советом равных, представитель Харкена всегда был самым сильным. Теперь, когда на троне восседал Дельфиан, стало ясно, что это более не альянс. Это империя.

Дельфиан, опьянённый своим успехом в создании действующего государства на руинах старого Империума, объявил, что это – новый Империум, единственное легитимное государство в галактике. Следующим дерзким шагом он объявил себя священным королём, избранником Императора. Если более примитивные из пяти десятков его миров могли легко это принять, жители более густонаселённых миров-ульев и агромиров забеспокоились. В этот период по новообразованной империи прокатываются сотни восстаний и бунтов, каждое из которых с лёгкостью подавляется феодальным войском Дельфиана. Самое крупное из этих восстаний было под руководством Оричи, которую объявили пророком будущего, и которая провозгласила, что Дельфиан – вероотступник, и анти-Императорsic. Важная особенность была в том, что она заручилась поддержкой нескольких лордов с периферии, которые присоединились к восстанию. Ключевое космическое сражение на орбите планеты Фанцит решило судьбу этого восстания, а Оричи погибла в битве.

Вновь единый, Империум Дельфиана, казалось, наконец, обрёл стабильность. Однако, в 444.М45, в уже очень преклонном возрасте, Дельфиана не стало. Каждый из подданных-губернаторов заявлял права на престол, в то время, как Красные Охотники поддерживали сына Дельфиана, Абара Дельфиана. Не смея перечить страшным Астартес, губернаторы отказались от своих претензий.

Абар был молод и импульсивен. Зачарованный искажёнными историями о былом Империуме, поведанными ему его отцом, Абар объявил, что они должны расширить свои границы, чтобы воссоединить Империум. Однако, он не учёл, что многие миры всё ещё восстанавливались от почти столетия гражданской войны.

Воинственный король приказал отправить экспедиции в соседние системы. Однако, такие затеи просто не могли быть реализованы, поскольку государству для этого попросту не хватало ресурсов. В конце концов, эти походы превратились в обыкновенные рейды и войны с грабежом, где жадные генералы - бывшие участники первого похода, могущественные вельможи и местные царьки(которых, с течением времени стало всё труднее и труднее отличать друг от друга, столь похожими эти три силы стали) просто высаживались на ничего не подозревающих мирах людей и ксеносов, равняли с землёй их города и вырезали сотни тысяч ни в чём не повинного мирного населения, насиловали женщин и мужчин, сжигали церкви, которые считали «языческими» и грабили всё, что считали ценным. Абар Дельфиан, однако, не возбранял такие походы, поскольку они предоставляли стабильный доход его Империуму.

Однако, вскоре это привлекло внимание других серьёзных сил, которые вскоре навестили этот Империум. Империум, который считал себя очень могучим, лишь чтобы познать всю глубину своей неправоты...

wh.reactor.cc

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Если и есть что-то правдивое в той смеси набожной брехни и задним числом прописанных оправданий, которая именуется моей автобиографией, то это последние четыре слова данного абзаца. Когда я оглядываюсь на сотню лет трусости, извращения правды, выворачивающего кишки ужаса и тупого везения, каким-то образом забросивших меня на головокружительную высоту звания Героя Империума, я со всей ответственностью могу сказать, что именно эта мелкая грязная резня на Императором забытом шахтерском мирке и сделала меня тем, кто я есть.Когда я прибыл на Дезолатию IV, то был полноправным комиссаром уже почти восемь недель (семь из которых я провел, путешествуя в варпе), и могу точно сказать, что мое новое подразделение не было очень уж счастливо получить меня. Когда я сошел с шаттла, у края посадочной площадки меня ожидала одинокая Саламандра, среди остатков содранной песком камуфляжной окраски на ее борту виднелась эмблема 12 – го Валгалльского полка Полевой Артиллерии. Старших офицеров, обязанных встречать новоприбывшего комиссара согласно устава, не было видно. Вместо них в жалкой тени от припаркованной машины расположился единственный солдат, раздетый до единственного предмета, с натяжкой способного символизировать военную форму. При моем появлении он оторвался от своего планшета с «художественными изображениями» и потащился примерно в моем направлении, поднимая ботинками в воздух облачка обжигающей желтой пыли.– Поднести вашу сумку, сэр? – он даже не попытался отдать честь.– Спасибо, – поспешно ответил я, – она не тяжелая.Тяжкий телесный дух окружал солдата, как личное силовое поле. До того, как совершить приятное путешествие на транспортнике, чья команда до сих пор ошибочно считает, будто азартные игры имеют что-то общее с удачей, я заглянул в планшет с данными о своем назначении. Там упоминалось, что валгалльцы – жители ледяного мира, неудивительно, что обжигающее солнце Дезолатии могло заставить их пропотеть. Но я едва ли ожидал встретить ходячее биологическое оружие.Я подавил рвотный рефлекс и изобразил дружественное выражение – бесчисленное количество раз выручавшее меня из неприятностей в схоле – настолько, насколько вообще был способен:– Комиссар Кайн, – сказал я. – А вы?…– Артиллерист Юрген. Полковник шлет свои извинения, но он занят.– Несомненно, – ответил я.Команда портовых грузчиков начала свою работу. Безымянные ящики и детали шахтерского оборудования высотой более моего роста плыли позади нас на своих поддонах. Шахты и были причиной нашего нахождения на планете; необходимо было обеспечить непрерывный поток того и сего на миры-кузницы Империума, несмотря на присутствие бродячей банды орков, которая была неприятно удивлена, встретив по прибытии на орбите корабль Имперской Гвардии, пережидавший небольшой варп-шторм. Информация о том, что конкретно мы охраняли от наших быстро уменьшающихся в числе врагов, содержалась где-то в моем планшете. Наверное.Шахтерские поселения виднелись над нами, они цеплялись за склоны горы, как лишайник, жители выкапывали свои дома вглубь. Для меня, жителя города-улья в прошлом, они выглядели ностальгически-приятными, хотя и тесноватыми. Общее число жителей, включая стариков и детей, составило всего пару сотен тысяч – фактически деревня по имперским стандартам.Я последовал за Юргеном к Саламандре, продираясь сквозь толпу рабочих; он шел беспрепятственно – миазмы, источаемые немытыми носками, расчищали путь с тем же эффектом, что и цепной меч. Погрузив свой багаж, я погрузился в размышления, не было ли мое прибытие большой ошибкой…Путь не поражал разнообразием, ничего не нарушало монотонности пустынной дороги, просто горы сзади постепенно уменьшались в размере, пока не превратились в дымку на горизонте. Единственной время от времени встречавшейся достопримечательностью были редкие выгоревшие корпуса боевых машин орков.– Вы, наверное, мечтаете скорей убраться отсюда, – заметил я, наслаждаясь ощущением ветра, разметавшего волосы, и радуясь тому факту, что сидя за щитком стрелка я был милосердно огражден от аромата Юргена. Он пожал плечами:– Все в воле Императора.Сказано было сильно. Я начал понимать, что его разум воспринимал имперские доктрины с той степенью буквальности, которая заставила бы моих старых наставников плясать от радости. Конечно, если бы им вообще пришло в голову сделать что-либо настолько недостойное.Постепенно в жарком мареве начали проступать очертания артиллерийской базы. Она была расположена с подветренной стороны небольшого утеса, который выступал из песка подобно острову в сухом море. Валгалльцы без особого труда перенесли свою инстинктивную оценку снежных буранов на песчаные бури, более частые здесь. Расчищенные выступы расходились от скалы, формируя оборонительный периметр в виде ровного полукруга укреплений из набитых песком мешков, соединенных ходами сообщения.Первым, что я заметил, были Сотрясатели. Даже с такого расстояния они заметно превосходили надувные палатки лагеря, которые стояли по несколько штук, как некие грибы в камуфляжной окраске. Когда мы подъехали ближе, я заметил и батареи Гидр, аккуратно расставленные вдоль периметра, чтобы обеспечить максимальное прикрытие от атак с воздуха.Несмотря на свои недавние мысли, я оказался впечатлен; полковник Мострю явно знал свои обязанности и не собирался позволить отсутствию врага в пределах видимости вызвать у себя чувство мнимой безопасности. Я отправился на встречу с ним.– Значит, это вы новый комиссар? – он поднял взгляд от стола, рассматривая меня, словно что-то, обнаруженное прилипшим к подошве ботинка. Я кивнул, изображая вежливый нейтралитет. Мне приходилось встречать подобных ему раньше, и мой обычный легкий шарм с ним не прокатит. Командиры Имперской Гвардии обычно не доверяли назначенным политофицерам, и часто – не без причины. По большей части все, на что ты можешь рассчитывать для создания нормальных рабочих отношений – не слишком часто наступать на чужие мозоли. У меня это сработало; даже тогда я понимал, что слишком зарывающиеся комиссары очень уж часто героически умирали за Императора. Даже если враг в это время был очень далеко.– Кайафас Кайн, – представился я с уставным поклоном и постарался не трястись. Воздух в палатке был морозным, несмотря на палящий зной снаружи, в этот момент я неожиданно порадовался, что в мою форму входит шинель. Следовало предположить, что валгалльцы предпочтут включить кондиционер на такую температуру, при которой изо рта с дыханием валит пар. Мострю же в то время, когда я пытался не дрожать, сидел в шортах.– Я знаю, кто вы, комиссар, – его голос был сух, – я хочу знать, что вы тут делаете?– Я иду, куда пошлют, полковник.И это было в достаточной мере правдой. О чем я не упомянул – так это о значительных проблемах в поиске чиновника Администратума со слабостью к картам и неспособностью распознать крапленую колоду. Подобное сочетание можно считать истинным подарком Императора; после нескольких вечеров приятного общения чиновник позволил мне выбирать для службы практически любую часть Гвардии.– Нам раньше никогда не присылали комиссара.Я попытался выдать выражение растерянного недоумения:– Вероятно, потому что он вам был не нужен. Показатели вашего подразделения можно ставить в пример. Могу только предположить… – я изобразил сомнение достаточно сильно, чтобы привлечь его интерес.– Предположить что?Я симулировал плохо скрытое смущение:– Если можно быть честным, полковник?…Он кивнул.– Я вряд ли был самым прилежным студентом схолы. Слишком много времени на площадке для скрамбола, слишком мало в библиотеке, откровенно говоря…Он снова кивнул. Я решил, что не стоит упоминать другие виды деятельности, поглощавшие большинство времени, предназначенного для учебы.– Мои выпускные оценки были на самой грани. Я предполагаю, что это назначение имело своей целью… облегчить мне службу отсутствием многих проблем.Сработало просто волшебно. Мострю был успокоен замечанием, что его подразделение было признано достаточно благополучным, чтобы заслужить благосклонное отношение Комиссариата; теперь он если и не был сильно уж рад моему появлению, то и не испускал флюиды плохо скрытого подозрения и возмущения. Причем сказанное было почти правдой, одна из причин моего выбора 12 – го полка Полевой Артиллерии заключалась именно в том, что здесь мне не светило перенапрягаться с обязанностями. Впрочем, главная причина заключалась в том, что артиллерия воюет за линией фронта. Причем далеко за ней. Никаких тебе блужданий по джунглям или городским улицам в ожидании лазерного заряда в спину, никаких стычек на баррикадах лицом к лицу с полчищами вопящих орков, только удовольствие от распыления врага на атомы с безопасного расстояния и попивания рекафа в коротких промежутках между залпами. Как раз для меня.– Мы постараемся не загружать вас работой, – Мострю слегка улыбнулся, легкая тень вежливого самодовольства промелькнула по его лицу. Я тоже улыбнулся. Достаточно позволить противнику ощутить свое превосходство – и манипулировать им становится проще, чем ребенком.– Артиллерист Эрлсен. Стоя на посту, не соблюдал уставную форму одежды, – Торен Дивас, заместитель Мострю, уставился на последнего неудачника, имевшего счастье нервно таращиться на меня с покрасневшим лицом. За время, прошедшее с моего прибытия, я смог наладить отношения, сколько-нибудь напоминающие дружбу, только с Дивасом. Дружелюбный человек, он был только счастлив передать обязанности по поддержанию дисциплины среди личного состава комиссару – раз тот уже появился в полку.– А кто не разденется, на такой-то жаре? – я сделал вид, что прочел рапорт, и поднял взгляд от бумаг. – Однако, несмотря на явные смягчающие обстоятельства, следует соблюдать хоть какие-то приличия. Пять нарядов на кухне. И наденьте штаны.Элрсен отдал честь, заметно обрадованный возможностью избежать порки – стандарного наказания за свое нарушение – и удалился вместе с конвоем, отсвечивая содержимым криво заштопанных трусов.– Должен сказать, Кай, ты – не совсем то, что я ожидал увидеть, – Эрлсен был последним из сегодняшних подсудимых, и Дивас начал собирать свои документы, – когда нам сказали, что прибывает комиссар…– То народ ударился в панику. Сожгли все колоды карт, разобрали самогонные аппараты, а склады заполнились имуществом под завязку впервые на памяти человечества, – засмеялся я, легко надевая маску любезности, которую носил для удобства окружающих. – Не все из нас – помешанные на служении Императору маньяки-убийцы.Барак затрещал, когда один из Сотрясателей снаружи подтвердил свое название делом. После месяца пребывания здесь я почти не обратил на это внимания.– Конечно, тебе это ремесло знакомо больше, чем мне, – нерешительно сказал Дивас, – но ты не думаешь, что ты немного… э-э-э…– Слишком терпим? – я пожал плечами, – возможно. Но ведь всем тяжело переносить жару, и они заслуживают немного снисхождения. Это помогает поддержать боевой дух.Правда же состоит в том, что в жизни (в отличие от голографических постановок) харизматичные комиссары, которых любят и уважают солдаты, встречаются так же часто, как балерины у орков. И будет лучше прослыть мягкотелостью, если это делает тебя наилучшим выбором из всех возможных комиссаров и обеспечивает поддержкой и защитой твоих солдат в бою.Мы вышли наружу, и от жары у меня, как обычно, прехватило дыхание. Мы прошли уже половину пути до офицерского клуба, пока тревожащее ощущение тишины не пробилось внезапно с задворок сознания вперед: пушки больше не стреляли.– Я думал, что мы будем поддерживать заградительный огонь до конца дня, – сказал я.– Так и есть, – Дивас повернулся в сторону Сотрясателей. Вспотевшие и полураздетые расчеты приводили орудия в походное состояние, явно довольные, что больше стрелять не придется. – Что-то…– Сэр! Комиссар! – чтобы узнать говорившего, смотреть было необязательно. Уникальный телесный запах Юргена оповещал о его приближении, как свист снаряда – о скором взрыве. Солдат бежал к нам со стороны бараков командования. – Полковник хочет видеть вас немедленно!– Что случилось? – спосил я.– Ничего, сэр, – он небрежно изобразил отдание чести, более адресованное Дивасу, чем мне. Широкая усмешка разделяла лицо Юргена пополам. – Нас выводят.– Да, это правда, – Мострю выглядел таким же довольным новостями, как и все вокруг. Он ткнул в голографический дисплей. – Шестой Бронетанковый полк подавил этим утром последний очаг сопротивления. Они завершат зачистку всей планеты к закату.Я изучал изображение с интересом, впервые увидев полную картину расположения наших сил. Основная масса войск в данном полушарии располагалась далеко на востоке, между ними и шахтами на карте на экране имелась мелкая отдельная пометка. Это мы. Орки были отброшены назад дальше и быстрее, чем я ожидал, и я начал осознавать, насколько правдивой была репутация валхалльцев, как элитных ударных подразделений. Даже сражаясь в настолько неблагоприятных для себя условиях, они смели с лица земли упорного и злобного врага всего за несколько недель.– Ну, и куда теперь? – спросил я, мгновенно пожалев об этом. Мострю обратил на меня свой холодный взгляд, в точности, как мой старый преподаватель в схоле, когда тот был уверен в моей виновности, но не мог ее доказать. Что по чистой случайности имело место практически всегда, но я отклонился в сторону…– Сначала – на взлетное поле, – полковник повернулся к Дивасу. – Необходимо подготовить Сотрясатели к перевозке.– Я займусь этим, – Дивас умчался.– Затем, – продолжил полковник, переключая изображение на дисплее, – мы присоеденимся к Кеффийской группе войск.Армада из более тысячи космических кораблей направлялась в систему Дезолатии. Я был впечатлен. Новости о восстании на далекой сельскохозяйственной планете только начали поступать в Комиссариат, когда я отбывал к месту службы. Похоже, Флот в последние три месяца был сильно занят.– Не слишком ли много войск для кучки повстанцев? – заметил один из офицеров.– Хорошо, если это так, – заметил я, уловив неплохой шанс для перехвата инициативы. Мострю снова посмотрел на меня с выражением явного удивления на лице – он был уверен, что смог поставить меня на место при предыдущей попытке нагло перебить его речь.– Вам известно что-то, чего не знают остальные, комиссар? – он продолжал произносить мое звание, словно я был разновидностью грибкового заболевания; но, по крайней мере, он притворялся, что признает мою должность. Это было только началом…– Ничего конкретного, – сказал я, – но я вижу признаки…– Не относящиеся к размеру флота, надеюсь? – сарказм Мострю вызвал приступ сдавленного смеха у некоторых офицеров, когда он отвернулся, уверенный в том, что раскрыл мой блеф.– Ну, вообще-то, это только слух, – начал я, позволяя ему тешить себя призрачным триумфом еще пару секунд, – но мой друг в штате Мастера войны…Внезапное молчание было воистину радующим. То, что этот “друг” – не более, чем мелкая сошка со слабостью к симпатичным молодым мужчинам в форме, а ее работа заключалась в сортировке файлов и заваривании рекафа, я оставил при себе. Я продолжил, сделав вид, что не замечаю внезапной всеобщей задержки дыхания:– Кеффия может быть заражена генокрадами.Молчание сохранялось, пока все переваривали полученные сведения. Все знали, что означали эти слова. Долгую и кровавую кампанию по очистке планеты метр за метром. Вирусная бомбардировка с орбиты оставалась последним средством по отношению к сельскохозяйственному миру, который перестал бы иметь ценность для Империума после разрушения его экосистемы.Иными словами, годы во втором эшелоне войны, в умеренном климате, забрасывая врага взрывчаткой без малейшего намека на ответный удар. Я не мог дождаться подобной возможности.– Если это так, – сказал Мострю, с настолько потрясенным видом, какого я не видел у него прежде, – не следует терять времени, – и он начал раздавать приказы подчиненным.– Я согласен, – заметил я. – Сколько осталось до прибытия флота?– День, возможно, два, – пожал плечами полковник. – Астропаты штаба полка потеряли связь с ним вчера.– С целым флотом? – я ощутил неприятное покалывание в ладонях. Это чувство возникало у меня впоследствии неоднократно – и никогда не было добрым предзнаменованием. Конечно, для офицера Имперской Гвардии нет причины считать потерю контакта зловещим признаком. Они считают варп и его содержимое вещами, о которых лучше не думать лишне, но комиссары обязаны знать об основных обитателях Хаоса больше, чем нам хотелось бы. Мало кто способен отбросить в варпе настолько мощную тень, чтобы прервать сообщение с целым боевым флотом – и от любого подобного существа я желал бы находиться на расстоянии дюжины субсекторов. – Полковник, я настоятельно рекомендую вам отменить только что отданные приказы.Он посмотрел на меня, как на умалишенного:– Сейчас не время для шуток, комиссар.– Хотелось бы, чтобы это была шутка, – ответил я. Вероятно, часть моего беспокойства отразилась на лице, так как он внезапно прислушался ко мне. – Поднимайте тревогу по всем батареям, особенно оснащенным Гидрами. Вызовите штаб полка и потребуйте сделать то же самое. “Нет” – не ответ в данной ситуации. И включите каждый доступный ауспекс противовоздушной обороны.– Что-нибудь еще? – спросил он, все еще сомневаясь, принимать ли меня всерьез.– Да, – ответил я. – Молитесь Императору, чтобы я ошибался.К сожалению, я был прав. Я находился в штабе, разговаривая с капитаном рудовоза, прибывшего на орбиту тем утром, когда сбылись мои наихудшие опасения. Капитан был мужчиной цветущего здоровья, слегка склонным к полноте, ему явно не доставляло удовольствия разговаривать с имперским офицером, даже таким мелким, как я.– На орбите находится только наш корабль, – сказал он, явно в недоумении по поводу моего вопроса. Я просмотрел расписание полетов, конфискованое у равным образом недоумевающего менеджера шахты.– Вас не должно быть тут еще неделю.Капитан пожал плечами:– Нам повезло. Потоки варпа были сильнее обычного.– Или что-то очень большое их растревожило, – предположил я, сразу прокляв себя за это. Капитан не был дураком.– Комиссар? – позвал он, явно рассмотрев большинство тех же возможностей, что и я. И раздумывая, есть ли еще возможность сбежать.– Прибывает крупный военный флот, они собираются забрать нас, – уверил я его, использовав половину правды.– Ясно, – он явно не настолько поверил мне, чтобы послать грузовой челнок, вот же чувствительный какой! Он хотел сказать что-то еще, когда его навигатор вклинился в разговор.– На экранах порталы варпа. Их десятки!– Это флот? – с надеждой спросил Дивас из-за моего локтя. Мострю с сомнением покачал головой.– Отметки ауспекса какие-то неправильные. Совсем не похожи на корабли.– Биокорабли, – сказал я. – Без металла в корпусе.– Тираниды? – лицо Мострю стало серым. Мое, вероятно, тоже, хотя у меня было больше времени свыкнуться с этой мыслью. Как я уже говорил, мало что способно отбросить в варпе тень такого размера, а наличие генокрадов неподалеку… Не нужно быть Инквизитором Криптманном, чтобы сделать вывод. Я снова обратился к капитану рудовоза, пока он не отключил связь:– Капитан, – быстро сказал я, – ваш корабль реквизирован Комиссариатом. Вы не должны покидать орбиту до получения иных инструкций. Ясно?Он кивнул и повернулся раздать приказы команде корабля.– Зачем вам рудовоз? – глаза Мострю сузились. – Хотите покинуть нас, комиссар?Конечно, я хотел именно этого, но я слегка улыбнулся, сделав вид, что принял его высказывание за черный юмор.– Не соблазняйте меня, – сказал я, – но боюсь, что мы застряли здесь.Я включил тактический дисплей. Снаружи послышалось барабанное стаккато Гидр, выцеливающих первые споры, достигшие атмосферы. На голоэкране расцвели красные точки, обозначающие очертания первых плацдармов. К своему облегчению (и согласно своих ожиданий) я отметил, что тираниды нацелились на наибольшее видимое скопление биомассы – основные силы полка. Это должно было дать мне немного времени.– Откуда они прибыли? – с нотками паники в голосе спросил Дивас. Я принял роль успокаивающего и поддерживающего боевой дух комиссара, мое обучение начало приносить свои плоды:– Один из отколовшихся при Макрагге флотов.Сегмент был полон ими, остатками после героической победы Ультрамаринов над флотом-ульем Бегемот почти десять лет назад. Жалкие остатки, только подобие той угрозы, которую они когда-то представляли, тираниды флотов-осколков все еще были достаточно сильны для захвата слабозащищенных миров. Таких, как эта планета.– Мелкий. Слабый. Легкая добыча, – я ободряюще похлопал его по спине, излучая уверенность, которой сам не чувствовал, и указал на строки данных из навигационного ауспекса рудовоза. – менее сотни кораблей.Каждый из которых мог содержать достаточно биоконструктов, чтобы поглотить все живое на планете, но сейчас мне не сильно хотелось об этом думать.Мострю изучал дисплей, задумчиво кивая:– Так вот зачем вам был нужен этот рудовоз. Чтобы оценить общую картину происходящего, – большая часть сенсорной сети полка была обращена в сторону поверхности планеты. – Неплохо придумано.– Частично, – ответил я, отслеживая отметки на поверхности. Наши средства ПВО выполняли свою задачу, но значительное число спор остановить не получилось. Красные метки на поверхности сделали полушарие похожим на лицо больного оспой Ульрена. – Но он нам понадобится и для эвакуации.– Эвакуации кого? – подозрительное выражение вернулось на лицо Мострю. Я указал на шахтерский поселок.– Я уверен, что вы не забыли о четверти миллиона гражданских, находящихся как раз возле взлетного поля, – мягко отметил я. – Тираниды пока их не заметили, слава Императору за то, что поселения подземные. – Дивас склонил голову при упоминании Святого Имени, с видимым трудом приходя в себя. – Но когда заметят, то посчитают, что все это – накрытый для них шведский стол.– А хватит одного рудовоза? – спросил Дивас.– Должно хватить, – ответил я. – Будет тесно и неудобно, это точно, но это лучше, чем стать гормагонским обедом. Вы можете начать эвакуацию?– Прямо сейчас, – когда у Диваса появилось занятие, его уверенность в себе вернулась. Я еще раз похлопал его по спине, когда он выходил.– Спасибо, Торен. Я знаю, что могу положиться на тебя.Этого должно хватить. Теперь бедолага способен скорее выйти против карнифекса с отломанной ножкой от стула, чем подвести меня. Оставался Мострю.– Нам потребуется отвоевать некоторое время, – сказал я, как только молодой офицер вышел. Полковник уставился на меня, удивленный переменой в моем поведении. Но я знал его хорошо, спокойный разговор подействует на него лучше.– Ситуация хуже, чем вы заявили, верно? – спросил он. Я кивнул.– Я не хотел обсуждать это при Дивасе. Ему и так досталось. Но… Да, – я снова обратился к тактическому дисплею. – Даже задействовав все шаттлы, потребуется не менее дня для погрузки всех на корабль, – я указал на продвижение сил тиранидов. – Сейчас они здесь, атакуют наши основные силы. Когда они узнают о колонии…– Или уничтожат полк, – Мострю разбирался в ситуации на экране так же, как и я.Я кивнул:– Они отправятся на запад. И в этом случае нам придется сдерживать их как можно дольше.Иными словами – пока мы все не погибнем. Мне не пришлось произносить это вслух. Мострю кивнул с мрачным видом. Когда Сотрясатели проснулись, мелкие кристаллы инея посыпались с потолка. К моему удивлению, он протянул свою руку, ухватил мою и твердо пожал.– Вы хороший человек, комиссар, – сказал он. Что точно показывает, насколько плохо он знал людей.Теперь, когда я заставил все колеса вращаться, мне оставалось только сидеть и ждать. Я немного поторчал в штабе, наблюдая за красными точками в пустыне на востоке от нас и удивляясь стойкости наших основных сил. Я предполагал, что их уничтожат за несколько часов, но они удерживали позиции, в некоторых местах даже продвигаясь вперед. Но при наличии потока спор, подвозящих все новые подкрепления, все усилия только откладывали неизбежный исход. Мострю смотрел напряженно, когда он заметил мое присутствие, то отступил в сторону, дав лучший обзор. В другой ситуации я бы тихо позлорадствовал по поводу моей внезапной популярности, но теперь я был слишком занят подавлением насущной потребности убежать в туалет.– Это вас следует поблагодарить за это, – сказал полковник. – Без вашего предупреждения нас бы уже смяли.– Уверен, что вы бы справились, – ответил я и обратился к Дивасу. – Как проходит эвакуация?– Медленно, – отметил он.Я сделал вид, что изучаю его данные, и ободряюще улыбнулся:– Быстрее, чем я ожидал.Я солгал. Но скорость была достаточно высокой. Если я собирался присоединиться к отбывающим, сейчас было самое время. Дивас выглядел довольным.– Думаю, здесь я ничего больше сделать не смогу, – обратился я к Мострю. – Остались только задачи для настоящих солдат, – я дал ему мгновение оценить комплимент, – пойду позанимаюсь с личным составом. Позанудствую с целью поднятия боевого духа.– Для этого вы и присланы к нам, – ответил он, имея в виду: “Вали к чертям и дай мне заняться делом!”. Я так и сделал.Ночь наступила уже несколько часов назад, и температура опустилась до значений, почти подходящих для валгалльцев. Так что гвардейцы выглядели довольными, даже ввиду неминуемого сражения. Я переходил от группы к группе, отпуская несколько шуток, снимая напряжение, наполняя их уверенностью, которой совершенно не испытывал. Несмотря на личные недостатки (а я сам первым признаю, что их у меня много), в своем деле я хорош. Поэтому меня, собственно, и избрал Комиссариат.Постепенно, не выказывая своими передвижениями какой-то определенной цели, я продвигался к транспортному парку. Я почти достиг своей цели, когда мое время вышло.– Они уже здесь! – завопил кто-то, открывая огонь из лазерного ружья. Я обернулся на треск ионизированного воздуха как раз вовремя, чтобы увидеть солдата – я не узнал его – падающего под ударом темного кошмарного существа, упавшего с неба, как стервятник. Я не узнал солдата по той причине, что его лицо отсутствовало, съеденное Пожирателем, который держало существо.– Гаргульи! – заорал я, хотя предупреждение вряд ли было слышно из-за жуткого вопля, предварявшего атаку биоплазмы. Я отпрыгнул в сторону достаточно быстро, чтобы избежать попадания кипящей струи первичной материи, которую изрыгнул крылатый кошмар, летящий в моем направлении. Я ощутил лицом жар в момент, когда заряд пролетел мимо, взорвавшись в нескольких ярдах неподалеку и поджигая палатку. Не задумываясь, я достал цепной меч, включил его на полную силу и взмахнул над головой, присев. Удача мне не изменила, и я был вознагражден потоком вонючей грязи, пролившимся за воротник моей рубашки.– Осторожно, комиссар!Я развернулся, наблюдая, как тварь снова летит ко мне в свете пожара, злобно крича, ее разорванные внутренности развевались, как знамя. Эрлсен в положении с колена выцеливал существо не спеша, словно развлекаясь в тире. Я упал наземь в тот самый момент, когда он надавил спуск, и голова твари взорвалась.– Спасибо, Эрлсен, – я помахал рукой, встал и достал лазерный пистолет левой рукой. Он ухмыльнулся и начал выцеливать очередную мишень.Я решил, что пришла пора оказаться где-нибудь подальше, и побежал изо всех сил в транспортный парк. По пути я часто стрелял и крутил мечом, выполняя все защитные движения, которые мог вспомнить. Попал ли я в кого – знает только Император. Вероятно, я представлял собой пример истинного героизма, а вопли мои были приняты за воодушевляющий воинский клич, а не панические крики ужаса. Все это несомненно добавляло гвардейцам мужества.Теперь Гидры стреляли беспрерывно, наполняя небо над лагерем трассами снарядов, выглядевшими настолько плотными, что, казалось, по ним можно было ходить. Однако гаргульи были мелкими и быстрыми, так что могли уклониться от большинства снарядов. Вертя головой в поисках вероятных угроз, я увидел, что большинство гвардейцев стараются найти любое возможное укрытие; те, кто оставались на открытом месте не имели шансов выжить под огнем Пожирателей и потоками биоплазмы, стекавшими дождем с небес. Я отвлекся и упал на что-то, что издало проклятие и попыталось вышибить мне мозг прикладом лазерного ружья.– Юрген! Это я! – заорал я, блокируя удар рукой, пока он не расколол мне череп. Даже учитывая вонь от кишок гаргульи, я мог не глядя сказать, кто был рядом. Он залег между гусениц Саламандры, защитив себя от падающей с неба смерти слоем брони.– Комиссар! – на лице его было написано облегчение. – Что нам делать?– Заведи машину, – ответил я. Кто-либо другой возразил бы, но собачья преданность Юргена начальству выгнала его наружу без волнения. Я почти ожидал услышать вопль и влажный шлепок от попадания Пожирателя, но через мгновение двигатель ожил. Я сделал глубокий вдох, затем – еще один. Покинуть безопасное укрытие под броней Саламандры для того, чтобы попасть на открытую площадку не имеющей крыши разведывательной машины – это казалось практически самоубийством, но оставаться здесь в ожидании основного нападения могло быть еще хуже.С большим количеством силы воли, чем я рассчитывал у себя обнаружить, я опустил пистолет в кобуру, сжал в руке цепной меч и выкатился на открытое пространство.– Сюда, сэр! – Юрген протянул грязную руку, за которую я ухватился с благодарностью, и занял место за автопушкой. Что-то хрустело под подошвами моих сапог: мелкие каплевидные предметы, их были тысячи, снарядов Пожирателей гаргулий. Я рефлекторно передернулся, но они были мертвы, не найдя живой плоти, чтобы сожрать, за тот короткий спазм существования, что был им отпущен.– Гони! – заорал я, и почти свалился с ног, когда Юрген прибавил газу. Я скорчился за щитком стрелка, бросил меч и открыл огонь. Естественно, большого эффекта не добился, но выглядело это замечательно, и любой, кто нас видел, предположил бы, что истинной причиной моего нахождения на борту Саламанды была попытка увеличить плотность огня. Через несколько мгновений мы оказались за пределами периметра, и Юрген начал тормозить.– Продолжай! – приказал я.Он выглядел обескураженным, но снова прибавил газу.– Куда, сэр?– На запад. К шахте. Как можно быстрее.Вот, снова. Я ожидал вопросов, сомнений, и любой другой солдат выказал бы их. Но Юрген, благослови Император его память, просто повиновался без возражений. Впрочем, на его месте я сделал бы то же самое, с чувством облегчения от того, что приказ уводит меня с места сражения. Постепенно шум и вспышки огня позади начали ослабевать. Я даже начал расслабляться, представляя себе, сколько осталось до безопасного места, когда Саламандра резко затряслась.– Юрген! – завопил я. – Что происходит?– Они стреляют по нам, сэр, – он выглядел не более озабоченным ситуацией, чем обычным нарядом по чистке сортира. Мне понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, что он считает меня способным управиться с любой напастью, которую мы встретим. Я выглянул, чтобы осмотреться из-за щитка стрелка – и мои кишки сдавило.– Поворачивай! – заорал я, когда второй выстрел из ядовитой пушки попал в броню на расстоянии пары сантиметров от моего лица. – Назад в лагерь!Даже теперь, спустя более века, я просыпаюсь весь в поту, когда мне снится этот момент. В предрассветном сиянии равнина перед нами двигалась, как огромный серый океан, мягко покачивающий волнами. Но вместо воды было море хитина, испещреное зубцами и клыками вместо пены, неотвратимо накатывающее на маленький островок артиллерийского лагеря. Я был бы охвачен разочарованием, если бы не был уже испуган настолько, что для других эмоций места не оставалось.Тираниды перехитрили меня, окружив позиции и отрезав мне путь к спасению.Я ударился о броню корпуса и тяжело упал в кабину, когда Юрген врубил реверс на одной из гусениц и развернул нас на пятачке не более монеты в диаметре. Моя голова сильно ударилась обо что-то твердое. Я проморгался и опознал данный предмет как вокс-передатчик. Что-то, похожее на надежду, снова ожило во мне, и я схватил микрофон.– Кайн вызывает командование! Отвечайте! – орал я панически. В течение мгновения было слышно только шипение статического электричества.– Комиссар? Где вы? – ответил спокойный и уверенный голос Мострю. – Мы искали вас с тех пор, как отбили нападение.– Это была диверсия! – завопил я. – Основные силы подходят с запада! Если вы не перезарядите орудия – мы все мертвы!– Вы уверены? – с сомнением спросил полковник.– Я прямо сейчас здесь, и у меня на заднице висит пол-улья! Этого достаточно, чтобы быть уверенным?Я так и не услышал ответа, так как антенна расплавилась от выстрела из биоплазменной пушки. Саламандра опять затряслась, и двигатель взвыл, когда Юрген выжал из него скорость, которую не закладывали в свое изделие производители машины. Несмотря на ужас, я не мог не оглядываться с осторожностью через край бронеплиты.Милосердный Император, мы отрывались! Огонь по нам становился все менее точным, когда преследующая нас орда начала уменьшаться в объеме. Воодушевленный, я развернул установленный на оси болтер и начал стрелять в компактную массу бурлящего извращения. Целиться не приходилось, промахнуться было практически невозможно, так что я просто направлял ствол в сторону самой большой твари, которую замечал. Как правило, чем крупнее создание, тем более высокое звание в иерархии улья она занимает. И тем важнее ее присутствие для управления роем. А рассеивающийся рой, как я с трудом припомнил из давно забытой лекции по ксенобиологии, содержит мало подобных особей. Я промахнулся по тирану, в которого целился, но один из его охранников упал, мгновенно превратившись в кашу под весом прошедшего по нему роя.Теперь можно было видеть лагерь, видны были солдаты размером с муравьев и, благословение Императору, Гидры, направлявшиеся к позициям для их защиты, их четырехствольные автопушки были направлены в сторону надвигающегося прилива смерти. Я начал думать, что у нас может получиться.Когда наш воющий двигатель замолк с громким треском и визгом изношенного металла, похоже было, что нам придется заплатить своими жизнями за то, что Юрген выжал из машины слишком много. Саламандра покачнулась, съехала боком и развернулась, прежде, чем остановиться, подняв веер песка.– Что будем делать теперь, сэр? – спросил Юрген, выбираясь с места водителя.Я подхватил свой цепной меч, подавляя в себе желание испробовать его на Юргене; тот все еще мог оказаться полезным.– Бежать, как проклятые! – ответил я, указывая направление. Мне не пришлось бы бежать быстрее тиранидов, достаточно было бежать быстрее Юргена. Я мог слышать, как его ботинки взрывают песок за моей спиной, но не оборачивался – это бы моментально замедлило мой бег. Да и не хотел я знать, насколько близко был рой.Гидры открыли огонь, стреляя позади нас, образуя дыры в накатывающей стене смерти, но лишь едва замедляли ее. Затем началась стрельба из лазерных ружей. Хотя их огонь на данном расстоянии не дает полного эффекта, все это помогало мне. Ответный огонь нападавших был редким и направлялся в сторону укрывшихся за баррикадами гвардейцев, а не по нам – вероятно, коллективный разум улья решил, что наша смерть не была достойна отдельного внимания. Меня это устроило.Я почти достиг укреплений, воодушевляющие крики обороняющихся звенели у меня в ушах, когда я услышал крик позади себя. Юрген упал.– Комиссар! Помогите!Ни за что, подумал я, намереваясь добраться до безопасности за баррикадами, когда мое сердце замерло. Передо мной, отрезая нас от остальных, возникла огромная туша тирана улья, окруженного телохранителями. Он зашипел, разевая рот, и я упал в сторону, ожидая уже знакомый поток биоплазмы, но вместо этого на том месте, где я стоял до этого, разорвался всепожирающий заряд чистой энергии. Я перекатился направо, пытаясь

wh.reactor.cc

фэндомы / картинки, гифки, прикольные комиксы, интересные статьи по теме.

Some psykers are born amidst clouds of eldritch energies, their inhuman pedigree apparent to all. Others might not manifest their powers until many years later when impossible stress triggers their mutation. Every world in the Imperium must scour its peoples for any sign of psychic activity as part of their tithes—with the Adeptus Arbites stationed there keeping careful watch for compliance—but what each world considers a sign greatly varies. Some might test for corpus buoyancy or resistance to flame, or list tales of odd occurrences in their vicinity, or any one of endless indications the world holds as certainty for psychic taint. That many die from these tests is of little concern, for a world might burn if they are lax in searching.

Корник второй ДХ. Тут следует разделять генотип, имеющийся при рождении и фенотип. В Вархаммере можно набраться коррапта и мутировать, тем самым изменив свой генотип, а о предсказуемости течений Варпа можно только мечтать. Говоря про латентных псайкеров, невозможно точно быть уверенным, присутствует необходимая мутация с рождения у кого-то на многомиллиардном мире-улье и в каком виде эта мутация есть, однако сам факт того, что каждый человек может быть объектом психических сил (в отличии от парий) говорит о том, что они, в некотором роде, уязвимы для Варпа. И именно поэтому невозможно предсказать, где и в каком возрасте человек вдруг откроется Имматериуму, что делает чуть ли не каждого человека потенциальным псайкером. Потому в 40k и тоталитарная система, именно поэтому комиссаров обучают ненавидеть псайкеров, т.к. гвардос при смерти или в моменты стресса мало-ли может что натворить, ведь даже если вероятность пробуждения крайне мала, хоть 1 на 1 млрд., количество фронтов, на которых Человечество воюет, бесконечно. Кстати, эпоха раздора, из за таких вот пробуждений, отчасти и началась.

wh.reactor.cc

Дома Навигаторов - Wh50K ФЛАФФ БИБЛИЯ - Каталог статей

Братья, „Не позволь мутанту жить“ является одной из самых древних заповедей нашего ордена, однако, как мы увидим, она выполняется не всегда. Сегодня мы поговорим об еще одном древнем учреждении нашего Империума — Домах Навигаторов или Навис Нобилите (Navis Nobilite). Это один из тех редких случаев, когда мутация считается настолько выгодной, что ее не искореняют.

Многие утверждают, что Навигаторы необходимы нашей цивилизации, чтобы выжить. Действительно, в то время как межзвездные перелеты на небольшие расстояния еще возможны, практически любые дальние уже не осуществимы без их помощи. Для того, чтобы понять, каким образом Дома смогли взять за горло наш Империум, необходимо сначала понять как совершаются межзвездные перелеты.

Все наши звездолеты должны пройти через Имматериум (Immaterium) для того, чтобы куда-то прилететь. Это альтернативное пространство, где время течет неравномерно. Оно располагается смежно с материей нашего пространства-времени, однако, внутри Имматериума пространство искажается или свертывается так, что корабль может войти туда из нашего пространства, а выйти обратно — уже на расстоянии многих световых лет. Подобный перелет в нормальном пространстве, даже при скоростях предельно близких к скорости света, занял бы сотни лет, если даже не тысячи. Перелет же через Имматериум займет несколько дней или недель.

Конечно, в Имматериуме есть свои опасности. В других областях науки, особенно в демонологии, вы услышите о нем как о Варпе. Да, братья, они являются одним и тем же. Пространство, через которое должны проходить наши корабли, то же самое место, откуда появляются самые большие опасности для нашей души. Сейчас не время и не место, чтобы начинать разбираться, почему это так. Пока просто примите на веру, что это правда.

Демоны — не единственная опасность в Имматериуме, есть и другие. Простой взгляд в него может, как вы догадываетесь, исказить разум и душу, а иногда и тело. Ни один нормальный человек не может не потерять разум, посмотрев в Варп (в течение какого-то времени). Даже разглядывание его через навигационные приборы, может причинить душевный и моральный вред.

Похоже, что мутация делает Навигаторов иммунными к таким психическим опасностям. Более того, демоны Имматериума видят обычные души, даже специально защищенные, а вот Навигаторов они не чувствуют, по крайней мере, своими психическими чувствами. (По-видимому, материализовавшийся демон сможет обнаружить Навигатора при помощи обычных чувств, однако этот вопрос выходит за рамки нашей лекции.) Так же, вполне возможно, что Навигаторы распространяют свою иммунность, по крайней мере, частично, на корабли под их управлением. Здесь мы, увы, должны признать свою неосведомленность.

Практически все Навигаторы несут на себе стигмату мутации, — третий или шишковидный глаз, который, как они утверждают, позволяет им смотреть в Имматериум. Почему тогда мы должны принимать на веру, что Навигаторы действуют в наших лучших интересах и не являются сторонниками сил Тьмы? Лучшим доказательством этого будет то, что наш Император верил, что это так, и кто мы, чтобы ставить под сомнение его всемогущее слово?

Действительно, он не только выдал Домам Навигаторов хартии, но и одарил их Великим Благословением. Из всего человечества только Навигаторы могут использовать мощный психический маяк Астрономикон, чтобы направлять корабли через Варп. Да, они награждены даром слышать небесный хор, вторящий нашему Императору в его троне. Не кажется ли вам, братья, что это и есть то, что защищает их от опасностей бездны, прямое ходатайство нашего повелителя за Навигаторов. Так, по крайней мере, считают некоторые из моих коллег.

Но давайте не будем заблуждаться, хотя Дома Навигаторов и обладают Имперским Благословением, они разделяют все общие грехи человечества. Очень древние, очень богатые, очень привилегированные, ни чуть не декадентские, Дома Навигаторов занимаются бесконечными интригами друг против друга, а также между всевозможными фракциями и кликами, борющимися за власть в пределах самих Домов. Между кланами Навигаторов не угасают старые соперничества и вражда, их начало датируется временем еще до Империума, и они могли быть осознанно разожжены самим Императором.

Ходили слухи, что одной из причин того, что мудрый Император выдал хартии со своей печатью сразу столь многим соперничающим домам, была гарантия того, что виртуальная монополия Навигаторов на звездные перелеты не станет настоящей монополией. Система разработана так, что Дома никогда не прекратят враждовать и соревноваться между собой, так как в этом участвует очень большое количество древних противников. Какие бы ни были причины у противостояний, Церковь (Экклезиархия) и другие Имперские организации стараются постоянно поддерживать их.

В прошлом были различные попытки объединить Навис Нобилите или, хотя бы, позволить им иметь единого представителя по отношению к остальному Империуму. Подобные картели часто имели временный успех, и в течение этого времени Навигаторы получали огромное влияние в Империуме, но, рано или поздно, кто-нибудь всегда нарушал порядок, и опять начинались бесконечные интриги и ожесточенная борьба за контракты. Наследием одного из таких временных периодов объединения является фактически не имеющий никакой власти Великий Конклав Домов, действующий как арбитражный суд и место для переговоров между кланами Навис Нобилите.

Информаторы внутри Домов сообщили нам, что негласно многие Навигаторы считают себя тайными повелителями Империума — мнение, как некоторые думают, настолько же истинное, насколько надменное. Каждый из Домов невероятно богат и очень древен, и сама их природа обязывает их иметь связи с величайшими Торговыми Домами Империума. Действительно, многие из них являются авангардом Навис Нобилите и используются ими в своих подставных войнах и интригах. Печально, но факт, благодаря своей монополии и огромным богатствам Навигаторы также имеют большое влияние в рядах Эклезиархии, что является убийственным доказательством того, как низко пал наш Империум, по сравнению с начальным замыслом Императора.

Каждый Дом содержит широкую сеть шпионов и доносчиков, что дает им возможность манипулировать различными чинами Имперской иерархии. Если бы не постоянное противодействие соперничающих Домов, сводящее практически все попытки конкурентов на нет, то они были бы самыми могущественными в Империуме.

Также многие Дома Навигаторов связаны с отдельными мирами Имперской Гвардии или Орденами Космического Десанта. У Дома Белизария, например, есть связи с Космическими Волками, и Лорд Белизарий по условиям древнего договора имеет личную Фенрисианскую Гвардию, набираемую из воинов с Фенриса, а командирами там служат настоящие Космические Волки.

Давайте теперь рассмотрим главную обязанность Навигатора — направление корабля сквозь варп. Не забывайте, что многое из нижеследующего является чистой теорией, так как наши источники информации, это сами Навигаторы, а также некоторые малопонятные мистические тексты.

Посредством нейрокабелей Навигатор соединен со своим кораблем. Во время полета они представляют единое целое. Однако когда корабль перемещается в Имматериум, это практически не имеет значения. Там Навигатор проводит практически все свое время в поиске потоков, течений и каких-либо путей, пытаясь уклониться от временных водоворотов, стасисных ям и избежать других опасностей.

Я должен подчеркнуть, что, оказывается, каждый Навигатор видит Варп по-своему; Навигатор проектирует свои координаты и свое я на Хаос Имматериума. Естественно это получается благодаря тренировкам и тому, как его учили визуализировать вещи. Это может значить, что Навигаторы из разных домов могут видеть все совсем по-разному.

Оказывается, в большинстве домов Навигаторы начинают свое обучение в возрасте трех лет. Период их основного обучения длится двадцать один год. Обучение начинается с семилетнего цикла, в течение которого посредством физических упражнений и медитаций тренируется разум ученика, а также начинается обучение основам боевых искусств. Дальше следуют семь лет интеллектуальных тренировок, включающих изучение различных дисциплин — таких, как математика, гипер-пространственная геометрия, история, политика, экономика и многих других. Также на данном этапе изучаются устройство и создание варп-двигателей и звездолетов, на случай, если Навигатору придется управлять починкой своего корабля; проводятся всевозможные занятия по тактике, так как Навигаторам часто приходится принимать участие в космических и наземных сражениях. Далее идут семь лет мистического обучения, в течение которых стимулируется шишковидный глаз, и открывается разум для путей Имматериума. Несомненно, эта последняя семилетняя стадия, включает в себя использование наркотиков, занятия мистицизмом, а также — запрещенным искусством колдовства.

Когда Навигатор переходит на следующую ступень обучения, он продолжает обучаться всем дисциплинам предыдущих стадий, чтобы, по достижении им двадцати четырех лет, его дом мог в полной мере рассчитывать на его грамоту Мастера Навигатора. Как раз в этот момент его и ваша Инквизиторская карьеры могут пересечься. Церковь мудро настаивает, чтобы все Навигаторы, получая свой квалификационный билет мастера, подвергались самым суровым ментальным и физическим проверкам. А также, чтобы проходили подобные тесты каждые последующие пять лет, при продлении своей грамоты. Каждый Навигатор, находившийся в путешествиях и не встречавший Инквизитора более пяти лет, а также подвергнувшийся непонятному воздействию, путешествовавший за границы Империума вместе со Свободным Торговцем или столкнувшийся с Ксеногенами или еретиками любого сорта, законом обязан сразу же по своему возращению явиться к представителям Эклезиархии или к ближайшему Инквизитору. Навигатор, не сделавший этого, будет выдан представителям закона своим же Домом, скорее всего потому, что в противном случае, Дом может попасть под полномасштабное Инквизиторское расследование.

Когда вы общаетесь с Навигаторами, как и всегда, когда общаетесь с другой элитой нашего Империума, будьте предельно осторожны, чтобы не выказывать ни страха, ни благосклонности. Не поддавайтесь угрозам о возможном запрете на будущие путешествия, не бойтесь того факта, что во время межзвездного перелета Навигатор будет очень часто держать вашу жизнь и жизнь вашего корабля в своих руках. Запомните, нет пределов Имперской справедливости, и никто не в силах спрятаться от нее.

www.warhammer40.ru