НОВОСТИ

«Навигатор счастья» Олег Рой, Екатерина Неволина. Олег рой навигатор счастья


«Навигатор счастья» Олег Рой, Екатерина Неволина

Загрузка...

Название: Навигатор счастьяАвтор: Олег Рой, Екатерина НеволинаГод: 2015Жанр: Современная русская литература

Читать онлайн

Скачать книгуbr>br>br>br>

О книге «Навигатор счастья» Олег Рой, Екатерина Неволина

«Навигатор счастья» — это шестая книга семитомника «Чужие сны» от популярных писателей Олега Роя и Екатерины Неволиной. Вы сможете ознакомиться с новыми приключениями Алисы и Олега, вновь побывав на границе сна и реальности.

Цикл книг «Чужие сны» невероятно популярен и это вполне закономерно, ведь над его созданием трудились такие знаменитые авторы, как Олег Рой и Екатерина Неволина. Рой известен как именитый автор женских романов с элементами мистики. Критики отмечают глубокий психологизм, продуманность сюжетов и реалистичность персонажей в романах писателя. Согласно отзывам читателей, его произведения напоминают остросюжетную литературу Сидни Шелдона. А Неволина создает прекрасные произведения для подростков в жанре любовно-фантастических романов. Примечательно, что формат ее творчества одинаково интересен и юным читателям, и более взрослым любителям книг.

Серия книг «Чужие сны» знакомит читателей с удивительным миром, где сны реальны, а те, кто способны ими управлять, наделены настоящей силой. Алиса, девушка с кошачьими глазами, ученица одиннадцатого класса одной из московских школ, умеет ходить по снам. Вместе с Олегом Волковым, мальчиком с механическим сердцем, она противостоит силам, пытающимся вмешаться в естественный ход истории людей.

Постепенно выясняется, что подростки не одиноки — еще со времен Инквизиции существует мистический Орден инициатов. Алиса и Олег попадают в академию инициатов, где властвуют жестокие правила. Инициаты считают, что люди должны учиться всему самостоятельно, а в памяти остается лишь тот урок, за который заплачена высокая цена. В академии идет жестокая игра на выбывание, а студентам приходится в буквальном смысле бороться за собственное существование.

Новый роман Олега Роя и Екатерины Неволиной «Навигатор счастья» повествует о жестокой игре, куда попали Олег и Алиса. В ней не видно счастливчиков, а вот по-настоящему погибших — уйма. Алиса и Олег пытаются спасти своих друзей от могущественного кукловода, соединившего кибертехнологию и психологию. Чтобы разобраться в происходящем героям романа «Навигатор счастья» предстоит не только столкнуться с могущественными внешними силами, но и разобраться с собственными тайнами, заглянуть в свои души.

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Навигатор счастья» Олег Рой, Екатерина Неволина в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Скачать бесплатно книгу «Навигатор счастья» Олег Рой, Екатерина Неволина

(Фрагмент)

В формате fb2: СкачатьВ формате rtf: СкачатьВ формате epub: СкачатьВ формате txt: Скачать

Рекомендуем к прочтению:

lifeinbooks.net

Книга Навигатор счастья читать онлайн бесплатно, автор Олег Рой на Fictionbook

© Резепкин О., Неволина Е., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Памяти моего сына Женечки посвящается.

Олег Рой

Всем, кто видит сны.

Екатерина Неволина

 Здравствуй, Гусеница! Я Алиса. Ну, ты меня помнишь.Знаешь, в моем мире странно: там вечная полночь.Там люди, машины, трамваи. И чай – только в перерывы.Там стройки, дома, заборы, похожие на нарывы.Там даже дышать противно от лжи или, может, от смога.Там каждый воображает, что есть в нем крупица бога!Там снам ни за что не верят,Там не открывают двери.Там шляпы на фабриках шьются,Там даже коты не смеются.Мне мир этот, видно, приснился. Ну, знаешь, кошмары бывают…Да, где же наш Белый кролик? Пусть в чашки чай разливает.Затянемся понемногу, закашлявшись дымным ядом.Ты знаешь, я рада проснуться и с вами остаться рядом.  

Стихотворение Алисы Пановой

Я желал бы никогда не просыпаться.

Мой будничный мир слишком тусклый и плоский, чтобы мне хотелось в нем жить, чтобы мне хоть когда-либо было в нем уютно. Третий курс экономического института, не дающий ничего ни уму, ни сердцу, который я вытягиваю скорее по инерции, потому что нужно чем-то заниматься во время бодрствования… Почему бы не экономика, которую выбрала моя мама, в свое время не поступившая на экономический… Серые неотличимые друг от друга дни, серо-черная одежда, чашечка кофе, призванная совершить, но не совершающая чуда пробуждения, толкотня в метро, где я каким-то почти мистическим образом умудряюсь не выпустить из рук треснутый айпад, в котором читаю очередную книгу… И, разумеется, клеймо «странный парень», которое, похоже, выбито у меня на лбу. Он не тусуется – значит, он странный. Он все время читает – еще страннее, не правда ли. Он словно с Марса свалился, завел бы лучше себе девушку! Это все обо мне. Но я как-то уже сжился с этим, привык серой тенью мелькать в коридорах, не выпуская из рук айпада, научился не замечать смешки за спиной и многозначительное покручивание пальцем у виска. Моя обыденная жизнь стабильна и неизменна. Даже если произойдет ядерный взрыв, я наверняка буду по привычке так же вставать и шагать в универ, как настоящий примерный студент-зомби.

Но все меняется, когда я засыпаю.

Наверное, для компенсации бесцветных будней мне с самого детства снились необычайно яркие сны. Помню, иногда для меня во сне показывали целое веселое представление. Как-то, лет, наверное, в семь, я проснулся посреди ночи, не досмотрев сказку, и очень огорчился, что так и не узнаю финала. Но едва заснул, актеры снова объявили о продолжении действия, раздвинули складки занавеса, и сказка возобновилась. Во сне мне, как ни странно, все и всегда удавалось. Не удивительно, что из двух миров – так называемого реального и мира снов – я бы без колебаний выбрал второй.

Из всех людей на свете меня понимала разве что тетя Вика.

Но ее репутация была еще хуже моей. Если мои родители еще не оставляют надежду, что из меня чудом «получится что-то путное», на ней вся семья давно поставила жирный крест и хором назвала чокнутой. Тетя Вика – сестра мамы, старше нее аж на семнадцать лет, она никогда не была замужем, она водит раздолбанную «копейку» странного зеленого цвета, курит сигареты без фильтра и на все упреки по поводу пренебрежения собственным здоровьем отвечает, что жизнь недостаточно хороша, чтобы за нее цепляться. По-моему, очень здравый взгляд. При этом тетя использует чуть более крепкие выражения, чем это принято в нашей благополучной семье.

Так вот о тете. Две недели назад она как раз позвонила мне на мобильник. Было очень плохо слышно, поэтому я разобрал далеко не все. Тетя Вика говорила нечто очень странное про какой-то навигатор снов и про то, что она наконец нашла свой путь к счастью. Потом связь прервалась. «Навигатор снов»? Я даже подумал, что ослышался, и попытался перезвонить, но абонент оказался недоступен и в этот день, и всю последующую неделю.

А пять дней назад бледная мама, оторвав меня от перечитывания «Замка» Кафки, сообщила, что тетя Вика мертва. Нет, ее погубили не сигареты и даже не скоростные магистрали, на которых она выжимала все соки из своей несчастной «копейки», она, только представьте, упала с крыши высотки.

Небанальная смерть, не правда ли?.. Человек может умереть десятком тысяч способов – поскользнуться на льду, словить головой падающий кирпич, отравиться консервами, схлопотать сердечный приступ, стать, наконец, жертвой теракта или чьей-то небрежности, приведшей к столкновению поездов в метро. Способов много, но упасть с высотки, пожалуй, один из самых экзотичных.

– Твоя сестра в своем репертуаре, – сказал тогда папа. – Хотел бы я знать, как ее вообще занесло на эту крышу?!

Мама, конечно, не ответила. Она всегда испытывала за сестру перманентное чувство неловкости.

А я вдруг вспомнил тот последний разговор с тетей Викой. Возможно, она хотела сказать мне что-то действительно важное.

– Ее убили. Вероятно, из-за навигатора снов, – машинально пробормотал я, и тут же опомнился, заметив, как пялятся на меня родные.

– Ну вот, ты опять весь в своих книжках! – укоризненно покачала головой мама.

А папа просто скривился, как будто проглотил лимон. Должно быть, ему по-настоящему стыдно за сына. Он бы вернул меня в роддом и потребовал замены по гарантии на более качественный экземпляр.

– Навигатор снов! – хмыкнула сестрица. Она младше меня на четыре года, но уверяет, будто знает о реальной жизни раз в миллион больше, чем я. – Как раз для тебя штука. Ты бы из снов не вылезал, как Спящая красавица!

– Кристина! – одернула ее мама. – Не забывай, что разговариваешь с братом!

– А что?! – она прищурилась, точно целясь для последнего снайперского выстрела. – Если мой брат точно такой же, как тетя Вика!

Тут уже вмешался и папа, хотя Кристи всегда была его бесспорной любимицей.

А я, если честно, и не думал обижаться. Мне как-то все равно. Я больше думал о тете Вике, и название «навигатор снов» засело у меня в голове. Поэтому той же ночью я ничуть не удивился, когда оказался во сне в раздолбанной тетиной «копейке» и ехал куда-то, слушая указания странного прибора – очевидно, воссозданного моим мозгом навигатора снов.

Тетю похоронили. Разумеется, в закрытом гробу. Говорят, там смотреть было не на что, но мне отчего-то все казалось, будто от нас что-то скрывают… Поспешно похоронили, с тем же легким чувством неловкости. Как будто было бы лучше, если она отравилась бы в ресторане или разбилась на дороге.

Но сегодня… сегодня произошло еще кое-что.

Сегодня мне на мыло упало письмо… от тети… Вернее, с ее старого адреса…

Я долго смотрел на это послание, не решаясь открыть, и чувствовал, как по спине бегут противные мурашки.

Я находился в своей комнате. Встал из-за стола, прошелся из угла в угол, не выпуская из вида экран и горящую на нем строчку. Письмо от тети Вики. Письмо с того света.

Мог ли я его не открыть? Да, такая мысль появилась у меня первой. «Это чья-то злая шутка. Нужно просто стереть его, не читая, и забыть». Благоразумная мысль, не правда ли?.. Но дело в том, что я никогда не был благоразумным, как и моя бедная тетя.

Я открыл письмо и прочитал короткую сухую строчку. Без «здравствуй» и прочих церемоний, которыми тетя, если честно, и при жизни не слишком себя утруждала, тем более не удосужилась после смерти. В письме было написано: «Яблоневая улица». И всё. Больше ни слова.

– Чушь! – сказал я и закрыл почту.

Но потом снова открыл, перечитал строку и зачем-то загрузил яндекс-карты, чтобы найти там эту дурацкую Яблоневую улицу. Что за улица? При чем тут она?

Можно было проигнорировать, забыть, но я уже попался на невидимый крючок и оказался в игре по самые уши. Сорваться для меня стало невозможно.

Яблоневых улиц оказалось несколько. Екатеринбург, Нижний Новгород, Курск и Украину я решил пока отмести.

Ближе находилось подозрительное место под странным названием Дроздово-2, расположенное в Ленинском районе Московской области. Почему бы не рискнуть? Хотя чем я, собственно, рискую? Только собственным временем, которое и так не знаю, куда девать.

Быстро собравшись, я приехал на перекладных в этот поселок. Ничего, кстати, примечательного. Село селом, и в соответствии с названием улицы – яблоневый сад за оградой, откуда остро пахло забродившими яблоками, ссыпавшимися в канаву. Для меня это самый типичный запах осени.

Я шел по улице, и вправду чувствуя себя идиотом. Только я мог поддаться на чей-то глупый розыгрыш и потащиться черт знает куда черт знает зачем! Чудак, всегда выбирающий сны и фантазии…

И вдруг сердце странно защемило. На обочине стояла знакомая ядовито-зеленая, вся покоцанная машина, перепутать которую с другой я никогда бы не смог. Еще не веря себе, я подошел поближе. Сомнений быть не могло. Та самая машина, машина моей тети! У тети Вики была одна странная, очень странная привычка…

Я огляделся, все еще полагая, что могу являться жертвой чьего-то розыгрыша, но улица казалась совершенно пустой – ни машин, ни людей. Что, если это не шутка и сейчас мне предоставлен единственный шанс узнать, что же случилось с тетей. Должны были остаться еще какие-то зацепки, раз уж она, или кто-то – по ее просьбе либо в своих неизвестных пока целях – отправил мне то странное сообщение! Еще можно было развернуться и уйти, но это оказалось выше моих сил. Невозможно находиться в полушаге от тайны и не поддаться искушению отдернуть завесу.

Присев на корточки, я просунул руку под дно… Тетя обычно прятала ключи именно так. Сначала пальцы ничего не нащупали, и я уже ощутил горечь разочарования, но вдруг, словно удар током, – ключ!

 

Я вытащил его, открыл машину и сел на место водителя в пропахший бензином салон. Лобовое стекло перед моими глазами пересекала трещина. Что-то новенькое, ее не было, когда я в последний раз ездил на тетиной машине. Так, и что дальше?..

Я пошарил в бардачке, под сиденьями, в карманах на дверцах, но не обнаружил ничего, по моему мнению, заслуживающего внимания. Может, что-то пропустил? Немудрено, потому что сейчас я ощутимо волновался, даже руки подрагивали. Нужно увезти машину отсюда, мало ли что, может, завтра за ней придет кто-то другой. Да, это будет верный ход. Хорошо, что тетя буквально заставила меня окончить автошколу и получить-таки права. Я решил, что отгоню машину, спрячу ее, а потом снова внимательно осмотрю – так, чтобы не пропустить ни единой мелочи. Спокойнее, только спокойнее. Еще несколько минут я просто сидел, откинувшись на жесткую спинку, и, чтобы успокоиться, медленно считал от двадцати до одного, делая на каждую из цифр вдох и выдох, – неплохой способ, проверено. Затем вставил ключ в замок зажигания и повернул.

Машина натужно заурчала мотором, но все же завелась.

«Навигатор снов включен», – послышался вдруг холодный механический голос, и мое сердце, кажется, рухнуло куда-то в живот.

1. Неслучайные случайности

Только сейчас Олег оценил, как давно он, оказывается, не был дома1   Начало истории читайте в романах «Леди-кошка», «Цирк кошмаров», «Охота Снежной королевы», «Ромео стоит умереть» и «Повелитель снов».

[Закрыть].

Вроде ничего существенно не изменилось. В его комнате все осталось, как было, – стол, диван, шкаф… Только на столе не хватало компьютера, и комната вдруг разом стала какой-то нежилой, чужой, непривычной. Неродной. Похоже, вот верное определение.

– Пойдем, поешь! – Мама стояла за спиной – за все время, пока Олег был дома, она не отошла ни на шаг, словно боялась, что этого окажется достаточно, чтобы сын опять исчез.

Олег хотел сказать, что не голоден, их и в общежитии вполне хорошо кормят, но посмотрел в мамины глаза и ответил:

– Конечно, с удовольствием.

– Я сделала мясной рулет! – сообщила мама, сияя, точно ей преподнесли самый большой подарок. – И картофель, как ты любишь. И пирог испекла. И пирожки с мясом. Возьмешь с собой, Алису угостишь.

– Ага, – Волков кивнул, и мама поспешила на кухню накрывать на стол.

Хлопнула входная дверь.

– Ну, где мой блудный сын? – послышался веселый папин голос.

Олег выглянул в коридор и застыл. Все-таки больше всего изменилась даже не комната, а отец. Он словно постарел лет на двадцать и казался очень уставшим. «Глаза красные, совсем, что ли, не спит?..» – отметил парень.

Они с отцом обнялись. Пока папа разувался и мыл руки, Олег подошел к маме, выкладывающей горку ароматных, исходящих паром пирожков на ярко-синее керамическое блюдо с причудливым восточным орнаментом.

– А что с папой? – тихо спросил Волков-младший. – Давно он такой?

Мама вздохнула, бросила взгляд на дверь и только после этого заговорила скороговоркой:

– Он очень много работает, Олежка. Почти его не вижу. Какие-то новые эксперименты. Целыми сутками в лаборатории пропадает. Не ест, не спит…

– О чем сплетничаем? – Волков-старший заглянул на кухню.

– Пап, – Олег постарался улыбнуться как можно беспечнее, – говорят, ты совсем от рук без меня отбился? Что у тебя такого важного?

Лицо отца словно окаменело.

– Мы не будем обсуждать мою работу, – он тяжело опустился на стул и снова, с явным трудом, натянул на лицо беспечное выражение. – Ну, что у нас там в честь прибытия сына?..

Видимо, откровенный разговор не состоится. Олег тоже сел за стол и громко чихнул.

* * *

Он методично мочил виртуальных монстров. Одного за другим, отрешенно наблюдая, как брызжет кровь. Олег видел настоящую кровь, и эта, компьютерная, не вызывала у него никаких эмоций, кроме тихого раздражения. Настроение было так себе, возможно, в этом виноваты первые осенние холода, ударившие сразу после короткого лета. Осень, как всегда, врывалась в жизнь без предупреждения, настойчиво и самовластно, совсем не такая, как на романтических картинках, а жесткая, со множеством коварных сквозняков, насмешливо хлюпающая под ногами лужами. И вот результат – классическая простуда. Приходится валяться в кровати и маяться от безделья. К тому же посещение родного дома оставило странно-тягостное чувство. После того, как отец выбрался из лаборатории профессора Ланского, его словно подменили. Таким ли Олег помнил отца с детства? Волков-старший, похоже, переживает не лучшие времена. Все время занят чем-то, и это нечто у него, очевидно, не получается, поэтому он нервничает. Но, что хуже всего, делиться своими проблемами ни с кем не собирается. Может, отец всегда таким и был, просто у Олега в памяти сохранился подкорректированный и усовершенствованный сознанием образ?.. Теперь и не скажешь…

Олег всадил шквал пуль в очередного монстра и смотрел, как разливается по экрану виртуальная кровь. Так бы с реальными проблемами справляться! Раз – и готово.

Компьютер стоял на столе, в нескольких шагах от кровати, и к мышке, клавиатуре или джойстику Волков даже не прикасался – еще чего. Заодно, можно сказать, тренировка к спецсеминару, а не просто бесполезное убийство времени. Игра четко реагировала на мысленные команды.

Верный Чуд, настороженно наблюдающий за хозяином, подошел к кровати, вопросительно рыкнул и положил на ноги Олегу свою лобастую голову. Выглядела собака устрашающе, однако свои знали, что нет существа добрее и преданнее, чем она. Правда, своих было немного: Алиса Панова, Юля Красицкая, ну и родители, конечно. Вот и все.

– Ну что, Чуд, – вздохнул Волков, – сколько нам еще здесь одним сидеть?.. – и уничтожил очередного показавшегося из-за угла монстра, даже не пошевелив рукой. – И что мы вообще можем со всем этим сделать?..

Возможность взаимодействовать с любой техникой была особым даром Олега Волкова. Когда он только осваивался с ней, то ужасно уставал и напрягался, а теперь все шло значительно легче. И не удивительно, ведь за развитием способностей в академии инициатов, где учился Олег, тщательно следили.

Чуд тихонько тявкнул, а затем вдруг вскочил, понесся к двери и замахал хвостом, всем видом выражая крайнюю степень дружелюбия. Почти сразу в комнату постучали.

– Входи! – крикнул Олег, поспешно погасив экран компьютера, и гулко закашлялся.

Дверь открылась, и в комнату заглянула девушка. Очень хорошенькая – с треугольным личиком, обрамленным странной прической: волосы посетительницы были закручены в некое подобие ушек, что придавало ее лицу сходство с лукавой кошачьей мордочкой, и сходство это неизмеримо усиливалось, стоило заглянуть девушке в глаза. Они были необычные – янтарно-желтые, перечеркнутые узкой полосой вертикального зрачка. Настоящие кошачьи глаза.

Пес с восторгом кинулся девушке под ноги и приветственно ткнулся мордой ей в живот.

– Привет, Чуд, – девушка присела – теперь собака оказалась даже выше ее – и принялась сосредоточенно чесать псу за ухом. Чуд прикрыл глаза и всем видом выразил неизъяснимое наслаждение.

– А я?! – возмутился с кровати Олег. – А мне так?

– Тебе? – девушка взглянула на парня словно в удивлении. – А ты заслужил?

– А что, нет?

Девушка отстранила собаку, сделала еще пару шагов, оказавшись у кровати, и внимательно посмотрела на Волкова.

– Нет, – произнесла она решительно. – Тебе же сказали – отдыхать, а ты опять в Интернете сидел.

– С чего ты решила? Может, не сидел? – тут Олег снова тяжело закашлялся. – Если хочешь знать, я к нему и рукой не прикоснулся.

Девушка села на кровать и положила руку на лоб Олегу. Ее ладонь была удивительно мягкой и прохладной, так что Волков тут же блаженно зажмурился, совсем как Чуд, когда у того чесали за ухом. А посетительница все же ласково потрепала его по голове.

Алиса Панова… Девушка, с которой его свела фактически случайность и которая за это время успела стать для Олега самым важным человеком.

– Глаза у тебя краснющие, Волков, хуже, чем у вампира из старого фильма, – укоризненно произнесла она. – А то, что руками не прикасался, по глазам вижу. Тебе и не нужно прикасаться. Ну что, я права?

Волков кивнул, старательно изображая раскаяние.

– Вот так, – Алиса улыбнулась, – и вообще врун и конспиратор из тебя никакой. Все сразу по лицу видно. Ты слишком хороший, чтобы уметь врать.

– А девушкам одних плохишей подавай? – Ее забота была приятна и помогала ничуть не хуже прохладной руки, даже дышать становилось легче, но Волков усиленно сдерживался, чтобы не слишком размякнуть и не казаться чересчур сентиментальным. – Может, я еще исправлюсь. Научусь лгать, стану по-настоящему опасным?

– Глупый! – она наклонилась к нему и поцеловала в краешек губ.

– Эй, Алиска! – Олег отпрянул. – Не надо, я же заразный!

– А я не боюсь. Я очень по тебе скучала. Очень долго тебя не видела. Целый день…

– А я как скучал!

Волков прижался к девушке. Счастье и должно быть таким – теплым, немного кружащим голову, когда рядом с тобой по-настоящему близкий и нужный человек. Твой единственный человек, который ничего не ждет от тебя и ради которого ты готов перевернуть целый мир.

Чуд ткнулся носом в руку хозяина и предупреждающе тихонько рыкнул.

В тот же миг в дверь постучали. Алиса инстинктивно отпрянула от Олега. Дверь открылась, и в комнату заглянула Юля Красицкая.

Кажется, они оба выглядели очень подозрительно, потому что Юля вдруг покраснела и отпрянула.

– Привет, Олег, – пробормотала она, – и пока, я просто заглянула узнать, как ты.

– Не уходи, Юль, ты вовсе не помешала, не подумай, – поспешно сказал Волков.

Слова, конечно, были ложью. Больше всего ему хотелось побыть наедине с Алисой. Ничего не говорить, просто ощущать ее тепло. Когда болеешь, становишься как-то особенно уязвим и иногда с трудом переносишь даже приятных тебе людей.

Наверное, Юля почувствовала нечто такое, она всегда была чуткой девушкой, потому что натянуто улыбнулась.

– Нет, извините, у меня срочное задание. Я просто заглянула. Выздоравливай!

Дверь захлопнулась.

– Ну вот! – Алиса с укоризной посмотрела на него. – Ты не думаешь, что ее обидел?

– Но я же просил остаться…

– Недостаточно искренне! – Алиса встала с кровати – суровая, словно судья, готовый вынести смертный приговор.

И Олег почувствовал, что если она в эту минуту уйдет, если оставит его одного, то ему будет действительно очень плохо.

Чуд, всегда прекрасно понимавший хозяина, тихонечко заскулил.

И Алиса осталась. Она посмотрела в глаза Олегу, и между ними словно протянулась невидимая нить или, может быть, высоковольтный провод. Хорошо, когда кто-то понимает тебя без слов.

* * *

Юля выскочила из комнаты, словно ошпаренная.

Ничего нового. Будто до этого она не знала, что между Волковым и Пановой что-то есть. Но почему, почему каждый раз это оказывалось так больно? Почему, сколько ни приучай себя к мысли, что нужно радоваться за друзей, внутренности все равно словно кипятком обдавало.

Девушка заглянула к себе, схватила тонкое пальто и вышла из общежития.

День был сумрачный и промозглый, как раз под стать настроению. Юля обернула вокруг шеи шарф, подняла воротник и пошла по улице.

С Олегом Волковым она познакомилась чуть больше года назад2   Читайте об этом в романе «Ромео стоит умереть».

[Закрыть]. Это не было похоже на любовь с первого взгляда, что-то повернулось в ее душе именно тогда, когда Олег едва не принял вместо нее смерть. На одном из испытаний, которые так любили в академии инициатов, требовалось найти аутсайдера и посадить его на электрический стул. Правда, не было никаких доказательств, что стул сработает и избранного, вернее, изгнанного коллективом ждет настоящая смерть. Но, с другой стороны, уверенности в том, что ничего плохого не произойдет, тоже не имелось. Пятьдесят на пятьдесят, как говорится. Аутсайдером тогда оказалась Юля – девушки невзлюбили ее за то, что она чересчур выделялась, была слишком красивой, а парни, уже попробовавшие завязать какие-то отношения, – за гордость и пренебрежение. Только Олег и Алиса держали ее сторону, а Волков не просто поддерживал. Он сделал для нее гораздо больше, чем кто-либо, – сел за нее на электрический стул.

 

Наверное, в этот миг Юля почувствовала к нему нечто особенное. Люди часто сорят словами и обещаниями. Олег Волков не сорил – он молчал и делал. Как в тот раз.

Любовь? Девушка и сама до конца не понимала этого. Да, она думала об Олеге больше, чем ей хотелось самой. Да, потом, видя его с Алисой, она каждый раз испытывала щемящую горечь. Но являлось ли ее чувство любовью? Кто знает! Проверить у Юли не было шансов – Волков никогда не показывал, что относится к ней иначе, чем как к другу. И это казалось ужасно обидным.

Юля не была обычным человеком, в ней обитала душа самой романтической возлюбленной из всей известной человечеству литературы – душа Джульетты Капулетти. По замыслу великого Шекспира она полюбила молодого человека из враждебного рода и приняла смерть, когда решила, будто утратила возлюбленного.

Любила ли Юля своего Ромео? Только не сейчас, когда он изменился, впустив в душу зло. Любила ли она его тогда? Юля не могла вспомнить. Сколько раз она перечитывала строки бессмертной трагедии, пытаясь почувствовать то, что стоит за ними, пытаясь отыскать искорку былых чувств, – и напрасно. Душа молчала.

Хорошо быть главной героиней, когда тебя заведомо любят, когда сочувствие и внимание всех тех, кто взял в руки книгу, направлено на тебя. Когда автор знает, как тебе надлежит поступить. А в настоящей жизни все по-другому, и приходится принимать на себя весь груз решений, идти навстречу судьбе без всякой гарантии, что сюжет строится именно вокруг тебя, что все, что ты делаешь, не напрасно. Без всякой гарантии, что ты – главный герой, а не эпизодическая блондинка из пролога.

Девушка услышала смех и оглянулась. Мимо, обнявшись, прошли парень и девушка. Они слушали музыку – один наушник у него, другой у нее – и над чем-то заливисто хохотали. Еще одна парочка целовалась на остановке. Как специально.

Ну почему, почему все по парам, а она – все время одна? Может, это воздаяние, и вся предназначенная ей любовь уже была растрачена в той прошлой жизни, о которой Юля даже не помнит? Но разве это справедливо? Хотя справедливости не бывает ни в жизни, ни, тем более, в любви.

– На небесах сейчас недостает одного ангела, – послышался рядом голос.

Юля вздрогнула.

– Что? – машинально переспросила она.

– Один из ангелов сейчас передо мной, – довольно высокий смазливый парень улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые, явно облагороженные стоматологом зубы.

И это ответ на ее жалобу? Какой-то пикапер, вооруженный стандартными пошлыми фразочками? Юля, не отвечая, попыталась его обойти, но молодой человек схватил ее за руку:

– Куда ты спешишь? Давай познакомимся!

– Отпусти меня, – прошипела девушка, пытаясь вывернуться.

Парень держал крепко.

– Девушка, не бросайте меня! Мне сейчас необходимы внимание и ласка.

– Обходись своими силами, – она снова дернулась.

– Да ты хамишь! – Парень ловко перехватил ее вторую руку.

Мимо проходили люди, не обращая внимания на происходящее.

– Почему ты такая красивая, но такая злая? – Парень понемногу притягивал ее к себе.

От злости у Юли закружилась голова. Радуясь, что на ногах сапоги с каблучками, девушка наступила каблучком на ногу зарвавшемуся нахалу. И словно темная волна плеснулась из нее.

Парень глухо вскрикнул и разжал руки.

Ждать, что будет дальше, Юля не стала. Совсем рядом находился вход в метро. Девушка сбежала по ступенькам, прошла на платформу и вскочила в первый попавшийся поезд как раз за миг до того, как двери захлопнулись, а в стекло ударил кулак разъяренного пикапера.

Поезд тронулся. Кажется, парень еще пытался бежать за вагоном, но, к счастью, без шансов на победу.

Сердце отчаянно стучало. Было так противно, словно Юля прикоснулась к чему-то мерзкому… к таракану или мокрице. Стараясь не замечать устремленных на нее взглядов, девушка пробралась в конец вагона, села и отвернулась.

Да, она сожалела об одиночестве, но это же вовсе не значит, что подойдет любой, первый попавшийся. Сколько же раз Юля убеждалась, что физически не может терпеть постороннего человека. Пожалуй, только Олегу Волкову пока и удавалось пробить ее броню. Значит ли это то, что теперь она обречена на несчастье?

Юля сжала ладонями виски. Не надо думать об Олеге… и не надо думать о том, что произошло совсем недавно. Вдруг ее способности – не только исцелять, но и наносить удары? Это было неприятно.

…Девушка не знала, сколько прошло времени. Поезд тормозил на станциях, а потом, сыто урча, продолжал путь. За окнами сменялись свет и темнота, словно вагон ехал сквозь само время.

– Девушка, конечная. Выходите, – кто-то потряс Юлю за плечо.

Пожилая женщина с усталым лицом смотрела сочувственно.

– Да, спасибо, – пробормотала Юля, удивленная, что задумалась так глубоко, что перестала замечать что-либо вокруг.

Она вышла из поезда на незнакомой станции и поднялась наверх, не в силах больше вдыхать спертый воздух подземелья. Юле требовался хотя бы глоток свежести, хотя бы одно-единственное дуновение ветра, чтобы вновь найти в себе силы. Забывая о боли, продолжаешь жить.

Было уже почти совсем темно, и размытые пятна фонарей не освещали улицу, а скорее подчеркивали царящий на ней мрак. Какой-то забор… Пустырь. В отдалении – дома с яркими пятнами чужих окон… И ветер, гонящий мусор.

Юля перевела дух. Площадка у метро была пуста, последние попутчики быстро удалялись.

«Еще пять минут передохну и еду в общежитие», – решила девушка.

Чтобы не замерзнуть, она засунула руки поглубже в карманы и пошла вдоль дороги. Машин тоже почти не было, но вдруг из-за поворота выскочил «жигуленок», пролетел через встречную полосу и прокрутился.

«Пьяный! Совсем чокнутый!» – подумала с ужасом Юля, вспомнив кошмарные репортажи про сбитых пешеходов и протараненные машины.

Но тут произошло нечто еще более странное – вслед за «жигуленком» появился большой черный джип и, не тормозя, ударил в бок первой машины. Послышался такой треск, что Юле на миг показалось, что она оглохла. Перестав осознавать реальность, как будто вокруг были стены кинотеатра, а действие разворачивалось на широком полотне экрана, девушка смотрела, как из джипа вылез высокий плечистый человек, напомнивший ей голема, распахнул водительскую дверь «жигуленка» и вытащил оттуда хилого парня. Коротко размахнулся и ударил, затем еще и еще раз.

Только сейчас Юля очнулась, сообразив, что еще немного, и на ее глазах произойдет убийство. Нормальная девушка побежала бы прочь, зовя на помощь полицию или случайных прохожих, но Красицкая, видимо, не была нормальной, потому что с криком кинулась прямо к бугаю и ударила его кулаком в спину. А в ее груди вновь поднималась уже знакомая темная волна, будоража все существо. Юле вдруг показалось, что она способна убить, и ее рослый противник пошатнулся, на его лице промелькнуло странное выражение обескураженности. Должно быть, почувствовал ее настроение или испугался того, что увидел в глазах хрупкой девушки, едва достигающей его плеча. По крайней мере, он выпустил свою жертву и отступил.

Еще пара секунд, хлопок двери, и джип сорвался с места.

– Спасибо, – донесся снизу хриплый голос.

Оказывается, избитый парень сполз прямо в грязь. Его лицо было перемазано кровью, и черная в вечернем освещении густая струйка до сих пор резво бежала из носа. Кажется, довольно молодой, но из-за темноты не разглядишь. А еще волосы взлохмаченные, длинные, почти все лицо закрывают. Юле всегда нравились аккуратные, ухоженные молодые люди… ну, как Олег Волков, например.

– На здоровье, – ответила девушка. Ей снова стало противно, а еще она вдруг почувствовала странное опустошение. Будто из нее вылились разом все силы, на душе стало пусто и уныло.

Где-то послышался звук сирены.

– Садитесь, нам нельзя здесь оставаться. – Парень с трудом поднялся и, держась за машину, распахнул дверцу.

– Ты что, ненормальный? Ты вправду полагаешь, что я с тобой куда-то поеду?

– Пожалуйста, – парень нервно сглотнул. – У нас очень мало времени. Они подумают, что вы в игре. Пожалуйста, не оставайтесь здесь!

Он потянул Юлю за руку.

Уже второй раз за день неизвестно кто позволяет себе ее хватать…

Сирена взвыла где-то совсем рядом. Парень нервно вздрогнул и едва не свалился. Бедолага наполовину жив, а еще собирается вести машину.

– Ну как хотите, – он сел за руль.

А Юля вдруг поняла, что ему необходима медицинская помощь. Если по справедливости, наверное, это ее долг. Да ничего плохого этот хлюпик ей не сделает. Не в том состоянии.

Не успев еще подумать все это, девушка села в машину и с лязгом захлопнула покореженную от удара дверцу.

Натужно зачихал мотор. Автомобиль резко рванул с места и понесся по улице.

Впервые с Юлей случилось подобное. Ей было даже не страшно, словно она снова перенеслась в тот самый воображаемый кинотеатр. Она будто со стороны следила, как «жигуленок» петляет по улицам, и постепенно понимала, что сидящему за рулем парню действительно плохо и он, похоже, держится из последних сил. Иногда его голова начинала клониться к рулю, а машину все чаще и чаще заносило.

fictionbook.ru

Читать онлайн книгу Навигатор счастья

Соавторы: Екатерина Неволина

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 3 страниц]

Назад к карточке книги

Олег Рой, Екатерина НеволинаНавигатор счастья

© Резепкин О., Неволина Е., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Памяти моего сына Женечки посвящается.

Олег Рой

Всем, кто видит сны.

Екатерина Неволина

 Здравствуй, Гусеница! Я Алиса. Ну, ты меня помнишь.Знаешь, в моем мире странно: там вечная полночь.Там люди, машины, трамваи. И чай – только в перерывы.Там стройки, дома, заборы, похожие на нарывы.Там даже дышать противно от лжи или, может, от смога.Там каждый воображает, что есть в нем крупица бога!Там снам ни за что не верят,Там не открывают двери.Там шляпы на фабриках шьются,Там даже коты не смеются.Мне мир этот, видно, приснился. Ну, знаешь, кошмары бывают…Да, где же наш Белый кролик? Пусть в чашки чай разливает.Затянемся понемногу, закашлявшись дымным ядом.Ты знаешь, я рада проснуться и с вами остаться рядом.  

Стихотворение Алисы Пановой

Я желал бы никогда не просыпаться.

Мой будничный мир слишком тусклый и плоский, чтобы мне хотелось в нем жить, чтобы мне хоть когда-либо было в нем уютно. Третий курс экономического института, не дающий ничего ни уму, ни сердцу, который я вытягиваю скорее по инерции, потому что нужно чем-то заниматься во время бодрствования… Почему бы не экономика, которую выбрала моя мама, в свое время не поступившая на экономический… Серые неотличимые друг от друга дни, серо-черная одежда, чашечка кофе, призванная совершить, но не совершающая чуда пробуждения, толкотня в метро, где я каким-то почти мистическим образом умудряюсь не выпустить из рук треснутый айпад, в котором читаю очередную книгу… И, разумеется, клеймо «странный парень», которое, похоже, выбито у меня на лбу. Он не тусуется – значит, он странный. Он все время читает – еще страннее, не правда ли. Он словно с Марса свалился, завел бы лучше себе девушку! Это все обо мне. Но я как-то уже сжился с этим, привык серой тенью мелькать в коридорах, не выпуская из рук айпада, научился не замечать смешки за спиной и многозначительное покручивание пальцем у виска. Моя обыденная жизнь стабильна и неизменна. Даже если произойдет ядерный взрыв, я наверняка буду по привычке так же вставать и шагать в универ, как настоящий примерный студент-зомби.

Но все меняется, когда я засыпаю.

Наверное, для компенсации бесцветных будней мне с самого детства снились необычайно яркие сны. Помню, иногда для меня во сне показывали целое веселое представление. Как-то, лет, наверное, в семь, я проснулся посреди ночи, не досмотрев сказку, и очень огорчился, что так и не узнаю финала. Но едва заснул, актеры снова объявили о продолжении действия, раздвинули складки занавеса, и сказка возобновилась. Во сне мне, как ни странно, все и всегда удавалось. Не удивительно, что из двух миров – так называемого реального и мира снов – я бы без колебаний выбрал второй.

Из всех людей на свете меня понимала разве что тетя Вика.

Но ее репутация была еще хуже моей. Если мои родители еще не оставляют надежду, что из меня чудом «получится что-то путное», на ней вся семья давно поставила жирный крест и хором назвала чокнутой. Тетя Вика – сестра мамы, старше нее аж на семнадцать лет, она никогда не была замужем, она водит раздолбанную «копейку» странного зеленого цвета, курит сигареты без фильтра и на все упреки по поводу пренебрежения собственным здоровьем отвечает, что жизнь недостаточно хороша, чтобы за нее цепляться. По-моему, очень здравый взгляд. При этом тетя использует чуть более крепкие выражения, чем это принято в нашей благополучной семье.

Так вот о тете. Две недели назад она как раз позвонила мне на мобильник. Было очень плохо слышно, поэтому я разобрал далеко не все. Тетя Вика говорила нечто очень странное про какой-то навигатор снов и про то, что она наконец нашла свой путь к счастью. Потом связь прервалась. «Навигатор снов»? Я даже подумал, что ослышался, и попытался перезвонить, но абонент оказался недоступен и в этот день, и всю последующую неделю.

А пять дней назад бледная мама, оторвав меня от перечитывания «Замка» Кафки, сообщила, что тетя Вика мертва. Нет, ее погубили не сигареты и даже не скоростные магистрали, на которых она выжимала все соки из своей несчастной «копейки», она, только представьте, упала с крыши высотки.

Небанальная смерть, не правда ли?.. Человек может умереть десятком тысяч способов – поскользнуться на льду, словить головой падающий кирпич, отравиться консервами, схлопотать сердечный приступ, стать, наконец, жертвой теракта или чьей-то небрежности, приведшей к столкновению поездов в метро. Способов много, но упасть с высотки, пожалуй, один из самых экзотичных.

– Твоя сестра в своем репертуаре, – сказал тогда папа. – Хотел бы я знать, как ее вообще занесло на эту крышу?!

Мама, конечно, не ответила. Она всегда испытывала за сестру перманентное чувство неловкости.

А я вдруг вспомнил тот последний разговор с тетей Викой. Возможно, она хотела сказать мне что-то действительно важное.

– Ее убили. Вероятно, из-за навигатора снов, – машинально пробормотал я, и тут же опомнился, заметив, как пялятся на меня родные.

– Ну вот, ты опять весь в своих книжках! – укоризненно покачала головой мама.

А папа просто скривился, как будто проглотил лимон. Должно быть, ему по-настоящему стыдно за сына. Он бы вернул меня в роддом и потребовал замены по гарантии на более качественный экземпляр.

– Навигатор снов! – хмыкнула сестрица. Она младше меня на четыре года, но уверяет, будто знает о реальной жизни раз в миллион больше, чем я. – Как раз для тебя штука. Ты бы из снов не вылезал, как Спящая красавица!

– Кристина! – одернула ее мама. – Не забывай, что разговариваешь с братом!

– А что?! – она прищурилась, точно целясь для последнего снайперского выстрела. – Если мой брат точно такой же, как тетя Вика!

Тут уже вмешался и папа, хотя Кристи всегда была его бесспорной любимицей.

А я, если честно, и не думал обижаться. Мне как-то все равно. Я больше думал о тете Вике, и название «навигатор снов» засело у меня в голове. Поэтому той же ночью я ничуть не удивился, когда оказался во сне в раздолбанной тетиной «копейке» и ехал куда-то, слушая указания странного прибора – очевидно, воссозданного моим мозгом навигатора снов.

Тетю похоронили. Разумеется, в закрытом гробу. Говорят, там смотреть было не на что, но мне отчего-то все казалось, будто от нас что-то скрывают… Поспешно похоронили, с тем же легким чувством неловкости. Как будто было бы лучше, если она отравилась бы в ресторане или разбилась на дороге.

Но сегодня… сегодня произошло еще кое-что.

Сегодня мне на мыло упало письмо… от тети… Вернее, с ее старого адреса…

Я долго смотрел на это послание, не решаясь открыть, и чувствовал, как по спине бегут противные мурашки.

Я находился в своей комнате. Встал из-за стола, прошелся из угла в угол, не выпуская из вида экран и горящую на нем строчку. Письмо от тети Вики. Письмо с того света.

Мог ли я его не открыть? Да, такая мысль появилась у меня первой. «Это чья-то злая шутка. Нужно просто стереть его, не читая, и забыть». Благоразумная мысль, не правда ли?.. Но дело в том, что я никогда не был благоразумным, как и моя бедная тетя.

Я открыл письмо и прочитал короткую сухую строчку. Без «здравствуй» и прочих церемоний, которыми тетя, если честно, и при жизни не слишком себя утруждала, тем более не удосужилась после смерти. В письме было написано: «Яблоневая улица». И всё. Больше ни слова.

– Чушь! – сказал я и закрыл почту.

Но потом снова открыл, перечитал строку и зачем-то загрузил яндекс-карты, чтобы найти там эту дурацкую Яблоневую улицу. Что за улица? При чем тут она?

Можно было проигнорировать, забыть, но я уже попался на невидимый крючок и оказался в игре по самые уши. Сорваться для меня стало невозможно.

Яблоневых улиц оказалось несколько. Екатеринбург, Нижний Новгород, Курск и Украину я решил пока отмести.

Ближе находилось подозрительное место под странным названием Дроздово-2, расположенное в Ленинском районе Московской области. Почему бы не рискнуть? Хотя чем я, собственно, рискую? Только собственным временем, которое и так не знаю, куда девать.

Быстро собравшись, я приехал на перекладных в этот поселок. Ничего, кстати, примечательного. Село селом, и в соответствии с названием улицы – яблоневый сад за оградой, откуда остро пахло забродившими яблоками, ссыпавшимися в канаву. Для меня это самый типичный запах осени.

Я шел по улице, и вправду чувствуя себя идиотом. Только я мог поддаться на чей-то глупый розыгрыш и потащиться черт знает куда черт знает зачем! Чудак, всегда выбирающий сны и фантазии…

И вдруг сердце странно защемило. На обочине стояла знакомая ядовито-зеленая, вся покоцанная машина, перепутать которую с другой я никогда бы не смог. Еще не веря себе, я подошел поближе. Сомнений быть не могло. Та самая машина, машина моей тети! У тети Вики была одна странная, очень странная привычка…

Я огляделся, все еще полагая, что могу являться жертвой чьего-то розыгрыша, но улица казалась совершенно пустой – ни машин, ни людей. Что, если это не шутка и сейчас мне предоставлен единственный шанс узнать, что же случилось с тетей. Должны были остаться еще какие-то зацепки, раз уж она, или кто-то – по ее просьбе либо в своих неизвестных пока целях – отправил мне то странное сообщение! Еще можно было развернуться и уйти, но это оказалось выше моих сил. Невозможно находиться в полушаге от тайны и не поддаться искушению отдернуть завесу.

Присев на корточки, я просунул руку под дно… Тетя обычно прятала ключи именно так. Сначала пальцы ничего не нащупали, и я уже ощутил горечь разочарования, но вдруг, словно удар током, – ключ!

Я вытащил его, открыл машину и сел на место водителя в пропахший бензином салон. Лобовое стекло перед моими глазами пересекала трещина. Что-то новенькое, ее не было, когда я в последний раз ездил на тетиной машине. Так, и что дальше?..

Я пошарил в бардачке, под сиденьями, в карманах на дверцах, но не обнаружил ничего, по моему мнению, заслуживающего внимания. Может, что-то пропустил? Немудрено, потому что сейчас я ощутимо волновался, даже руки подрагивали. Нужно увезти машину отсюда, мало ли что, может, завтра за ней придет кто-то другой. Да, это будет верный ход. Хорошо, что тетя буквально заставила меня окончить автошколу и получить-таки права. Я решил, что отгоню машину, спрячу ее, а потом снова внимательно осмотрю – так, чтобы не пропустить ни единой мелочи. Спокойнее, только спокойнее. Еще несколько минут я просто сидел, откинувшись на жесткую спинку, и, чтобы успокоиться, медленно считал от двадцати до одного, делая на каждую из цифр вдох и выдох, – неплохой способ, проверено. Затем вставил ключ в замок зажигания и повернул.

Машина натужно заурчала мотором, но все же завелась.

«Навигатор снов включен», – послышался вдруг холодный механический голос, и мое сердце, кажется, рухнуло куда-то в живот.

1. Неслучайные случайности

Только сейчас Олег оценил, как давно он, оказывается, не был дома1   Начало истории читайте в романах «Леди-кошка», «Цирк кошмаров», «Охота Снежной королевы», «Ромео стоит умереть» и «Повелитель снов».

[Закрыть].

Вроде ничего существенно не изменилось. В его комнате все осталось, как было, – стол, диван, шкаф… Только на столе не хватало компьютера, и комната вдруг разом стала какой-то нежилой, чужой, непривычной. Неродной. Похоже, вот верное определение.

– Пойдем, поешь! – Мама стояла за спиной – за все время, пока Олег был дома, она не отошла ни на шаг, словно боялась, что этого окажется достаточно, чтобы сын опять исчез.

Олег хотел сказать, что не голоден, их и в общежитии вполне хорошо кормят, но посмотрел в мамины глаза и ответил:

– Конечно, с удовольствием.

– Я сделала мясной рулет! – сообщила мама, сияя, точно ей преподнесли самый большой подарок. – И картофель, как ты любишь. И пирог испекла. И пирожки с мясом. Возьмешь с собой, Алису угостишь.

– Ага, – Волков кивнул, и мама поспешила на кухню накрывать на стол.

Хлопнула входная дверь.

– Ну, где мой блудный сын? – послышался веселый папин голос.

Олег выглянул в коридор и застыл. Все-таки больше всего изменилась даже не комната, а отец. Он словно постарел лет на двадцать и казался очень уставшим. «Глаза красные, совсем, что ли, не спит?..» – отметил парень.

Они с отцом обнялись. Пока папа разувался и мыл руки, Олег подошел к маме, выкладывающей горку ароматных, исходящих паром пирожков на ярко-синее керамическое блюдо с причудливым восточным орнаментом.

– А что с папой? – тихо спросил Волков-младший. – Давно он такой?

Мама вздохнула, бросила взгляд на дверь и только после этого заговорила скороговоркой:

– Он очень много работает, Олежка. Почти его не вижу. Какие-то новые эксперименты. Целыми сутками в лаборатории пропадает. Не ест, не спит…

– О чем сплетничаем? – Волков-старший заглянул на кухню.

– Пап, – Олег постарался улыбнуться как можно беспечнее, – говорят, ты совсем от рук без меня отбился? Что у тебя такого важного?

Лицо отца словно окаменело.

– Мы не будем обсуждать мою работу, – он тяжело опустился на стул и снова, с явным трудом, натянул на лицо беспечное выражение. – Ну, что у нас там в честь прибытия сына?..

Видимо, откровенный разговор не состоится. Олег тоже сел за стол и громко чихнул.

* * *

Он методично мочил виртуальных монстров. Одного за другим, отрешенно наблюдая, как брызжет кровь. Олег видел настоящую кровь, и эта, компьютерная, не вызывала у него никаких эмоций, кроме тихого раздражения. Настроение было так себе, возможно, в этом виноваты первые осенние холода, ударившие сразу после короткого лета. Осень, как всегда, врывалась в жизнь без предупреждения, настойчиво и самовластно, совсем не такая, как на романтических картинках, а жесткая, со множеством коварных сквозняков, насмешливо хлюпающая под ногами лужами. И вот результат – классическая простуда. Приходится валяться в кровати и маяться от безделья. К тому же посещение родного дома оставило странно-тягостное чувство. После того, как отец выбрался из лаборатории профессора Ланского, его словно подменили. Таким ли Олег помнил отца с детства? Волков-старший, похоже, переживает не лучшие времена. Все время занят чем-то, и это нечто у него, очевидно, не получается, поэтому он нервничает. Но, что хуже всего, делиться своими проблемами ни с кем не собирается. Может, отец всегда таким и был, просто у Олега в памяти сохранился подкорректированный и усовершенствованный сознанием образ?.. Теперь и не скажешь…

Олег всадил шквал пуль в очередного монстра и смотрел, как разливается по экрану виртуальная кровь. Так бы с реальными проблемами справляться! Раз – и готово.

Компьютер стоял на столе, в нескольких шагах от кровати, и к мышке, клавиатуре или джойстику Волков даже не прикасался – еще чего. Заодно, можно сказать, тренировка к спецсеминару, а не просто бесполезное убийство времени. Игра четко реагировала на мысленные команды.

Верный Чуд, настороженно наблюдающий за хозяином, подошел к кровати, вопросительно рыкнул и положил на ноги Олегу свою лобастую голову. Выглядела собака устрашающе, однако свои знали, что нет существа добрее и преданнее, чем она. Правда, своих было немного: Алиса Панова, Юля Красицкая, ну и родители, конечно. Вот и все.

– Ну что, Чуд, – вздохнул Волков, – сколько нам еще здесь одним сидеть?.. – и уничтожил очередного показавшегося из-за угла монстра, даже не пошевелив рукой. – И что мы вообще можем со всем этим сделать?..

Возможность взаимодействовать с любой техникой была особым даром Олега Волкова. Когда он только осваивался с ней, то ужасно уставал и напрягался, а теперь все шло значительно легче. И не удивительно, ведь за развитием способностей в академии инициатов, где учился Олег, тщательно следили.

Чуд тихонько тявкнул, а затем вдруг вскочил, понесся к двери и замахал хвостом, всем видом выражая крайнюю степень дружелюбия. Почти сразу в комнату постучали.

– Входи! – крикнул Олег, поспешно погасив экран компьютера, и гулко закашлялся.

Дверь открылась, и в комнату заглянула девушка. Очень хорошенькая – с треугольным личиком, обрамленным странной прической: волосы посетительницы были закручены в некое подобие ушек, что придавало ее лицу сходство с лукавой кошачьей мордочкой, и сходство это неизмеримо усиливалось, стоило заглянуть девушке в глаза. Они были необычные – янтарно-желтые, перечеркнутые узкой полосой вертикального зрачка. Настоящие кошачьи глаза.

Пес с восторгом кинулся девушке под ноги и приветственно ткнулся мордой ей в живот.

– Привет, Чуд, – девушка присела – теперь собака оказалась даже выше ее – и принялась сосредоточенно чесать псу за ухом. Чуд прикрыл глаза и всем видом выразил неизъяснимое наслаждение.

– А я?! – возмутился с кровати Олег. – А мне так?

– Тебе? – девушка взглянула на парня словно в удивлении. – А ты заслужил?

– А что, нет?

Девушка отстранила собаку, сделала еще пару шагов, оказавшись у кровати, и внимательно посмотрела на Волкова.

– Нет, – произнесла она решительно. – Тебе же сказали – отдыхать, а ты опять в Интернете сидел.

– С чего ты решила? Может, не сидел? – тут Олег снова тяжело закашлялся. – Если хочешь знать, я к нему и рукой не прикоснулся.

Девушка села на кровать и положила руку на лоб Олегу. Ее ладонь была удивительно мягкой и прохладной, так что Волков тут же блаженно зажмурился, совсем как Чуд, когда у того чесали за ухом. А посетительница все же ласково потрепала его по голове.

Алиса Панова… Девушка, с которой его свела фактически случайность и которая за это время успела стать для Олега самым важным человеком.

– Глаза у тебя краснющие, Волков, хуже, чем у вампира из старого фильма, – укоризненно произнесла она. – А то, что руками не прикасался, по глазам вижу. Тебе и не нужно прикасаться. Ну что, я права?

Волков кивнул, старательно изображая раскаяние.

– Вот так, – Алиса улыбнулась, – и вообще врун и конспиратор из тебя никакой. Все сразу по лицу видно. Ты слишком хороший, чтобы уметь врать.

– А девушкам одних плохишей подавай? – Ее забота была приятна и помогала ничуть не хуже прохладной руки, даже дышать становилось легче, но Волков усиленно сдерживался, чтобы не слишком размякнуть и не казаться чересчур сентиментальным. – Может, я еще исправлюсь. Научусь лгать, стану по-настоящему опасным?

– Глупый! – она наклонилась к нему и поцеловала в краешек губ.

– Эй, Алиска! – Олег отпрянул. – Не надо, я же заразный!

– А я не боюсь. Я очень по тебе скучала. Очень долго тебя не видела. Целый день…

– А я как скучал!

Волков прижался к девушке. Счастье и должно быть таким – теплым, немного кружащим голову, когда рядом с тобой по-настоящему близкий и нужный человек. Твой единственный человек, который ничего не ждет от тебя и ради которого ты готов перевернуть целый мир.

Чуд ткнулся носом в руку хозяина и предупреждающе тихонько рыкнул.

В тот же миг в дверь постучали. Алиса инстинктивно отпрянула от Олега. Дверь открылась, и в комнату заглянула Юля Красицкая.

Кажется, они оба выглядели очень подозрительно, потому что Юля вдруг покраснела и отпрянула.

– Привет, Олег, – пробормотала она, – и пока, я просто заглянула узнать, как ты.

– Не уходи, Юль, ты вовсе не помешала, не подумай, – поспешно сказал Волков.

Слова, конечно, были ложью. Больше всего ему хотелось побыть наедине с Алисой. Ничего не говорить, просто ощущать ее тепло. Когда болеешь, становишься как-то особенно уязвим и иногда с трудом переносишь даже приятных тебе людей.

Наверное, Юля почувствовала нечто такое, она всегда была чуткой девушкой, потому что натянуто улыбнулась.

– Нет, извините, у меня срочное задание. Я просто заглянула. Выздоравливай!

Дверь захлопнулась.

– Ну вот! – Алиса с укоризной посмотрела на него. – Ты не думаешь, что ее обидел?

– Но я же просил остаться…

– Недостаточно искренне! – Алиса встала с кровати – суровая, словно судья, готовый вынести смертный приговор.

И Олег почувствовал, что если она в эту минуту уйдет, если оставит его одного, то ему будет действительно очень плохо.

Чуд, всегда прекрасно понимавший хозяина, тихонечко заскулил.

И Алиса осталась. Она посмотрела в глаза Олегу, и между ними словно протянулась невидимая нить или, может быть, высоковольтный провод. Хорошо, когда кто-то понимает тебя без слов.

* * *

Юля выскочила из комнаты, словно ошпаренная.

Ничего нового. Будто до этого она не знала, что между Волковым и Пановой что-то есть. Но почему, почему каждый раз это оказывалось так больно? Почему, сколько ни приучай себя к мысли, что нужно радоваться за друзей, внутренности все равно словно кипятком обдавало.

Девушка заглянула к себе, схватила тонкое пальто и вышла из общежития.

День был сумрачный и промозглый, как раз под стать настроению. Юля обернула вокруг шеи шарф, подняла воротник и пошла по улице.

С Олегом Волковым она познакомилась чуть больше года назад2   Читайте об этом в романе «Ромео стоит умереть».

[Закрыть]. Это не было похоже на любовь с первого взгляда, что-то повернулось в ее душе именно тогда, когда Олег едва не принял вместо нее смерть. На одном из испытаний, которые так любили в академии инициатов, требовалось найти аутсайдера и посадить его на электрический стул. Правда, не было никаких доказательств, что стул сработает и избранного, вернее, изгнанного коллективом ждет настоящая смерть. Но, с другой стороны, уверенности в том, что ничего плохого не произойдет, тоже не имелось. Пятьдесят на пятьдесят, как говорится. Аутсайдером тогда оказалась Юля – девушки невзлюбили ее за то, что она чересчур выделялась, была слишком красивой, а парни, уже попробовавшие завязать какие-то отношения, – за гордость и пренебрежение. Только Олег и Алиса держали ее сторону, а Волков не просто поддерживал. Он сделал для нее гораздо больше, чем кто-либо, – сел за нее на электрический стул.

Наверное, в этот миг Юля почувствовала к нему нечто особенное. Люди часто сорят словами и обещаниями. Олег Волков не сорил – он молчал и делал. Как в тот раз.

Любовь? Девушка и сама до конца не понимала этого. Да, она думала об Олеге больше, чем ей хотелось самой. Да, потом, видя его с Алисой, она каждый раз испытывала щемящую горечь. Но являлось ли ее чувство любовью? Кто знает! Проверить у Юли не было шансов – Волков никогда не показывал, что относится к ней иначе, чем как к другу. И это казалось ужасно обидным.

Юля не была обычным человеком, в ней обитала душа самой романтической возлюбленной из всей известной человечеству литературы – душа Джульетты Капулетти. По замыслу великого Шекспира она полюбила молодого человека из враждебного рода и приняла смерть, когда решила, будто утратила возлюбленного.

Любила ли Юля своего Ромео? Только не сейчас, когда он изменился, впустив в душу зло. Любила ли она его тогда? Юля не могла вспомнить. Сколько раз она перечитывала строки бессмертной трагедии, пытаясь почувствовать то, что стоит за ними, пытаясь отыскать искорку былых чувств, – и напрасно. Душа молчала.

Хорошо быть главной героиней, когда тебя заведомо любят, когда сочувствие и внимание всех тех, кто взял в руки книгу, направлено на тебя. Когда автор знает, как тебе надлежит поступить. А в настоящей жизни все по-другому, и приходится принимать на себя весь груз решений, идти навстречу судьбе без всякой гарантии, что сюжет строится именно вокруг тебя, что все, что ты делаешь, не напрасно. Без всякой гарантии, что ты – главный герой, а не эпизодическая блондинка из пролога.

Девушка услышала смех и оглянулась. Мимо, обнявшись, прошли парень и девушка. Они слушали музыку – один наушник у него, другой у нее – и над чем-то заливисто хохотали. Еще одна парочка целовалась на остановке. Как специально.

Ну почему, почему все по парам, а она – все время одна? Может, это воздаяние, и вся предназначенная ей любовь уже была растрачена в той прошлой жизни, о которой Юля даже не помнит? Но разве это справедливо? Хотя справедливости не бывает ни в жизни, ни, тем более, в любви.

– На небесах сейчас недостает одного ангела, – послышался рядом голос.

Юля вздрогнула.

– Что? – машинально переспросила она.

– Один из ангелов сейчас передо мной, – довольно высокий смазливый парень улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые, явно облагороженные стоматологом зубы.

И это ответ на ее жалобу? Какой-то пикапер, вооруженный стандартными пошлыми фразочками? Юля, не отвечая, попыталась его обойти, но молодой человек схватил ее за руку:

– Куда ты спешишь? Давай познакомимся!

– Отпусти меня, – прошипела девушка, пытаясь вывернуться.

Парень держал крепко.

– Девушка, не бросайте меня! Мне сейчас необходимы внимание и ласка.

– Обходись своими силами, – она снова дернулась.

– Да ты хамишь! – Парень ловко перехватил ее вторую руку.

Мимо проходили люди, не обращая внимания на происходящее.

– Почему ты такая красивая, но такая злая? – Парень понемногу притягивал ее к себе.

От злости у Юли закружилась голова. Радуясь, что на ногах сапоги с каблучками, девушка наступила каблучком на ногу зарвавшемуся нахалу. И словно темная волна плеснулась из нее.

Парень глухо вскрикнул и разжал руки.

Ждать, что будет дальше, Юля не стала. Совсем рядом находился вход в метро. Девушка сбежала по ступенькам, прошла на платформу и вскочила в первый попавшийся поезд как раз за миг до того, как двери захлопнулись, а в стекло ударил кулак разъяренного пикапера.

Поезд тронулся. Кажется, парень еще пытался бежать за вагоном, но, к счастью, без шансов на победу.

Сердце отчаянно стучало. Было так противно, словно Юля прикоснулась к чему-то мерзкому… к таракану или мокрице. Стараясь не замечать устремленных на нее взглядов, девушка пробралась в конец вагона, села и отвернулась.

Да, она сожалела об одиночестве, но это же вовсе не значит, что подойдет любой, первый попавшийся. Сколько же раз Юля убеждалась, что физически не может терпеть постороннего человека. Пожалуй, только Олегу Волкову пока и удавалось пробить ее броню. Значит ли это то, что теперь она обречена на несчастье?

Юля сжала ладонями виски. Не надо думать об Олеге… и не надо думать о том, что произошло совсем недавно. Вдруг ее способности – не только исцелять, но и наносить удары? Это было неприятно.

…Девушка не знала, сколько прошло времени. Поезд тормозил на станциях, а потом, сыто урча, продолжал путь. За окнами сменялись свет и темнота, словно вагон ехал сквозь само время.

– Девушка, конечная. Выходите, – кто-то потряс Юлю за плечо.

Пожилая женщина с усталым лицом смотрела сочувственно.

– Да, спасибо, – пробормотала Юля, удивленная, что задумалась так глубоко, что перестала замечать что-либо вокруг.

Она вышла из поезда на незнакомой станции и поднялась наверх, не в силах больше вдыхать спертый воздух подземелья. Юле требовался хотя бы глоток свежести, хотя бы одно-единственное дуновение ветра, чтобы вновь найти в себе силы. Забывая о боли, продолжаешь жить.

Было уже почти совсем темно, и размытые пятна фонарей не освещали улицу, а скорее подчеркивали царящий на ней мрак. Какой-то забор… Пустырь. В отдалении – дома с яркими пятнами чужих окон… И ветер, гонящий мусор.

Юля перевела дух. Площадка у метро была пуста, последние попутчики быстро удалялись.

«Еще пять минут передохну и еду в общежитие», – решила девушка.

Чтобы не замерзнуть, она засунула руки поглубже в карманы и пошла вдоль дороги. Машин тоже почти не было, но вдруг из-за поворота выскочил «жигуленок», пролетел через встречную полосу и прокрутился.

«Пьяный! Совсем чокнутый!» – подумала с ужасом Юля, вспомнив кошмарные репортажи про сбитых пешеходов и протараненные машины.

Но тут произошло нечто еще более странное – вслед за «жигуленком» появился большой черный джип и, не тормозя, ударил в бок первой машины. Послышался такой треск, что Юле на миг показалось, что она оглохла. Перестав осознавать реальность, как будто вокруг были стены кинотеатра, а действие разворачивалось на широком полотне экрана, девушка смотрела, как из джипа вылез высокий плечистый человек, напомнивший ей голема, распахнул водительскую дверь «жигуленка» и вытащил оттуда хилого парня. Коротко размахнулся и ударил, затем еще и еще раз.

Только сейчас Юля очнулась, сообразив, что еще немного, и на ее глазах произойдет убийство. Нормальная девушка побежала бы прочь, зовя на помощь полицию или случайных прохожих, но Красицкая, видимо, не была нормальной, потому что с криком кинулась прямо к бугаю и ударила его кулаком в спину. А в ее груди вновь поднималась уже знакомая темная волна, будоража все существо. Юле вдруг показалось, что она способна убить, и ее рослый противник пошатнулся, на его лице промелькнуло странное выражение обескураженности. Должно быть, почувствовал ее настроение или испугался того, что увидел в глазах хрупкой девушки, едва достигающей его плеча. По крайней мере, он выпустил свою жертву и отступил.

Еще пара секунд, хлопок двери, и джип сорвался с места.

– Спасибо, – донесся снизу хриплый голос.

Оказывается, избитый парень сполз прямо в грязь. Его лицо было перемазано кровью, и черная в вечернем освещении густая струйка до сих пор резво бежала из носа. Кажется, довольно молодой, но из-за темноты не разглядишь. А еще волосы взлохмаченные, длинные, почти все лицо закрывают. Юле всегда нравились аккуратные, ухоженные молодые люди… ну, как Олег Волков, например.

– На здоровье, – ответила девушка. Ей снова стало противно, а еще она вдруг почувствовала странное опустошение. Будто из нее вылились разом все силы, на душе стало пусто и уныло.

Где-то послышался звук сирены.

– Садитесь, нам нельзя здесь оставаться. – Парень с трудом поднялся и, держась за машину, распахнул дверцу.

– Ты что, ненормальный? Ты вправду полагаешь, что я с тобой куда-то поеду?

– Пожалуйста, – парень нервно сглотнул. – У нас очень мало времени. Они подумают, что вы в игре. Пожалуйста, не оставайтесь здесь!

Он потянул Юлю за руку.

Уже второй раз за день неизвестно кто позволяет себе ее хватать…

Сирена взвыла где-то совсем рядом. Парень нервно вздрогнул и едва не свалился. Бедолага наполовину жив, а еще собирается вести машину.

– Ну как хотите, – он сел за руль.

А Юля вдруг поняла, что ему необходима медицинская помощь. Если по справедливости, наверное, это ее долг. Да ничего плохого этот хлюпик ей не сделает. Не в том состоянии.

Не успев еще подумать все это, девушка села в машину и с лязгом захлопнула покореженную от удара дверцу.

Натужно зачихал мотор. Автомобиль резко рванул с места и понесся по улице.

Впервые с Юлей случилось подобное. Ей было даже не страшно, словно она снова перенеслась в тот самый воображаемый кинотеатр. Она будто со стороны следила, как «жигуленок» петляет по улицам, и постепенно понимала, что сидящему за рулем парню действительно плохо и он, похоже, держится из последних сил. Иногда его голова начинала клониться к рулю, а машину все чаще и чаще заносило.

Назад к карточке книги "Навигатор счастья"

itexts.net

Навигатор счастья читать онлайн - Олег Рой, Екатерина Неволина (Страница 2)

Присев на корточки, я просунул руку под дно… Тетя обычно прятала ключи именно так. Сначала пальцы ничего не нащупали, и я уже ощутил горечь разочарования, но вдруг, словно удар током, — ключ!

Я вытащил его, открыл машину и сел на место водителя в пропахший бензином салон. Лобовое стекло перед моими глазами пересекала трещина. Что-то новенькое, ее не было, когда я в последний раз ездил на тетиной машине. Так, и что дальше?..

Я пошарил в бардачке, под сиденьями, в карманах на дверцах, но не обнаружил ничего, по моему мнению, заслуживающего внимания. Может, что-то пропустил? Немудрено, потому что сейчас я ощутимо волновался, даже руки подрагивали. Нужно увезти машину отсюда, мало ли что, может, завтра за ней придет кто-то другой. Да, это будет верный ход. Хорошо, что тетя буквально заставила меня окончить автошколу и получить-таки права. Я решил, что отгоню машину, спрячу ее, а потом снова внимательно осмотрю — так, чтобы не пропустить ни единой мелочи. Спокойнее, только спокойнее. Еще несколько минут я просто сидел, откинувшись на жесткую спинку, и, чтобы успокоиться, медленно считал от двадцати до одного, делая на каждую из цифр вдох и выдох, — неплохой способ, проверено. Затем вставил ключ в замок зажигания и повернул.

Машина натужно заурчала мотором, но все же завелась.

«Навигатор снов включен», — послышался вдруг холодный механический голос, и мое сердце, кажется, рухнуло куда-то в живот.

1. Неслучайные случайности

Только сейчас Олег оценил, как давно он, оказывается, не был дома [Начало истории читайте в романах «Леди-кошка», «Цирк кошмаров», «Охота Снежной королевы», «Ромео стоит умереть» и «Повелитель снов».].

Вроде ничего существенно не изменилось. В его комнате все осталось, как было, — стол, диван, шкаф… Только на столе не хватало компьютера, и комната вдруг разом стала какой-то нежилой, чужой, непривычной. Неродной. Похоже, вот верное определение.

— Пойдем, поешь! — Мама стояла за спиной — за все время, пока Олег был дома, она не отошла ни на шаг, словно боялась, что этого окажется достаточно, чтобы сын опять исчез.

Олег хотел сказать, что не голоден, их и в общежитии вполне хорошо кормят, но посмотрел в мамины глаза и ответил:

— Конечно, с удовольствием.

— Я сделала мясной рулет! — сообщила мама, сияя, точно ей преподнесли самый большой подарок. — И картофель, как ты любишь. И пирог испекла. И пирожки с мясом. Возьмешь с собой, Алису угостишь.

— Ага, — Волков кивнул, и мама поспешила на кухню накрывать на стол.

Хлопнула входная дверь.

— Ну, где мой блудный сын? — послышался веселый папин голос.

Олег выглянул в коридор и застыл. Все-таки больше всего изменилась даже не комната, а отец. Он словно постарел лет на двадцать и казался очень уставшим. «Глаза красные, совсем, что ли, не спит?..» — отметил парень.

Они с отцом обнялись. Пока папа разувался и мыл руки, Олег подошел к маме, выкладывающей горку ароматных, исходящих паром пирожков на ярко-синее керамическое блюдо с причудливым восточным орнаментом.

— А что с папой? — тихо спросил Волков-младший. — Давно он такой?

Мама вздохнула, бросила взгляд на дверь и только после этого заговорила скороговоркой:

— Он очень много работает, Олежка. Почти его не вижу. Какие-то новые эксперименты. Целыми сутками в лаборатории пропадает. Не ест, не спит…

— О чем сплетничаем? — Волков-старший заглянул на кухню.

— Пап, — Олег постарался улыбнуться как можно беспечнее, — говорят, ты совсем от рук без меня отбился? Что у тебя такого важного?

Лицо отца словно окаменело.

— Мы не будем обсуждать мою работу, — он тяжело опустился на стул и снова, с явным трудом, натянул на лицо беспечное выражение. — Ну, что у нас там в честь прибытия сына?..

Видимо, откровенный разговор не состоится. Олег тоже сел за стол и громко чихнул.

* * *

Он методично мочил виртуальных монстров. Одного за другим, отрешенно наблюдая, как брызжет кровь. Олег видел настоящую кровь, и эта, компьютерная, не вызывала у него никаких эмоций, кроме тихого раздражения. Настроение было так себе, возможно, в этом виноваты первые осенние холода, ударившие сразу после короткого лета. Осень, как всегда, врывалась в жизнь без предупреждения, настойчиво и самовластно, совсем не такая, как на романтических картинках, а жесткая, со множеством коварных сквозняков, насмешливо хлюпающая под ногами лужами. И вот результат — классическая простуда. Приходится валяться в кровати и маяться от безделья. К тому же посещение родного дома оставило странно-тягостное чувство. После того, как отец выбрался из лаборатории профессора Ланского, его словно подменили. Таким ли Олег помнил отца с детства? Волков-старший, похоже, переживает не лучшие времена. Все время занят чем-то, и это нечто у него, очевидно, не получается, поэтому он нервничает. Но, что хуже всего, делиться своими проблемами ни с кем не собирается. Может, отец всегда таким и был, просто у Олега в памяти сохранился подкорректированный и усовершенствованный сознанием образ?.. Теперь и не скажешь…

Олег всадил шквал пуль в очередного монстра и смотрел, как разливается по экрану виртуальная кровь. Так бы с реальными проблемами справляться! Раз — и готово.

Компьютер стоял на столе, в нескольких шагах от кровати, и к мышке, клавиатуре или джойстику Волков даже не прикасался — еще чего. Заодно, можно сказать, тренировка к спецсеминару, а не просто бесполезное убийство времени. Игра четко реагировала на мысленные команды.

Верный Чуд, настороженно наблюдающий за хозяином, подошел к кровати, вопросительно рыкнул и положил на ноги Олегу свою лобастую голову. Выглядела собака устрашающе, однако свои знали, что нет существа добрее и преданнее, чем она. Правда, своих было немного: Алиса Панова, Юля Красицкая, ну и родители, конечно. Вот и все.

— Ну что, Чуд, — вздохнул Волков, — сколько нам еще здесь одним сидеть?.. — и уничтожил очередного показавшегося из-за угла монстра, даже не пошевелив рукой. — И что мы вообще можем со всем этим сделать?..

Возможность взаимодействовать с любой техникой была особым даром Олега Волкова. Когда он только осваивался с ней, то ужасно уставал и напрягался, а теперь все шло значительно легче. И не удивительно, ведь за развитием способностей в академии инициатов, где учился Олег, тщательно следили.

Чуд тихонько тявкнул, а затем вдруг вскочил, понесся к двери и замахал хвостом, всем видом выражая крайнюю степень дружелюбия. Почти сразу в комнату постучали.

— Входи! — крикнул Олег, поспешно погасив экран компьютера, и гулко закашлялся.

Дверь открылась, и в комнату заглянула девушка. Очень хорошенькая — с треугольным личиком, обрамленным странной прической: волосы посетительницы были закручены в некое подобие ушек, что придавало ее лицу сходство с лукавой кошачьей мордочкой, и сходство это неизмеримо усиливалось, стоило заглянуть девушке в глаза. Они были необычные — янтарно-желтые, перечеркнутые узкой полосой вертикального зрачка. Настоящие кошачьи глаза.

Пес с восторгом кинулся девушке под ноги и приветственно ткнулся мордой ей в живот.

— Привет, Чуд, — девушка присела — теперь собака оказалась даже выше ее — и принялась сосредоточенно чесать псу за ухом. Чуд прикрыл глаза и всем видом выразил неизъяснимое наслаждение.

— А я?! — возмутился с кровати Олег. — А мне так?

— Тебе? — девушка взглянула на парня словно в удивлении. — А ты заслужил?

— А что, нет?

Девушка отстранила собаку, сделала еще пару шагов, оказавшись у кровати, и внимательно посмотрела на Волкова.

— Нет, — произнесла она решительно. — Тебе же сказали — отдыхать, а ты опять в Интернете сидел.

— С чего ты решила? Может, не сидел? — тут Олег снова тяжело закашлялся. — Если хочешь знать, я к нему и рукой не прикоснулся.

Девушка села на кровать и положила руку на лоб Олегу. Ее ладонь была удивительно мягкой и прохладной, так что Волков тут же блаженно зажмурился, совсем как Чуд, когда у того чесали за ухом. А посетительница все же ласково потрепала его по голове.

Алиса Панова… Девушка, с которой его свела фактически случайность и которая за это время успела стать для Олега самым важным человеком.

— Глаза у тебя краснющие, Волков, хуже, чем у вампира из старого фильма, — укоризненно произнесла она. — А то, что руками не прикасался, по глазам вижу. Тебе и не нужно прикасаться. Ну что, я права?

Волков кивнул, старательно изображая раскаяние.

— Вот так, — Алиса улыбнулась, — и вообще врун и конспиратор из тебя никакой. Все сразу по лицу видно. Ты слишком хороший, чтобы уметь врать.

— А девушкам одних плохишей подавай? — Ее забота была приятна и помогала ничуть не хуже прохладной руки, даже дышать становилось легче, но Волков усиленно сдерживался, чтобы не слишком размякнуть и не казаться чересчур сентиментальным. — Может, я еще исправлюсь. Научусь лгать, стану по-настоящему опасным?

— Глупый! — она наклонилась к нему и поцеловала в краешек губ.

— Эй, Алиска! — Олег отпрянул. — Не надо, я же заразный!

— А я не боюсь. Я очень по тебе скучала. Очень долго тебя не видела. Целый день…

knizhnik.org

Олег Рой, Екатерина Неволина Навигатор счастья - Навигатор счастья - Олег Юрьевич Рой - rutlib2.com

© Резепкин О., Неволина Е., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Памяти моего сына Женечки посвящается.

Олег Рой

Всем, кто видит сны.

Екатерина Неволина

 

Здравствуй, Гусеница! Я Алиса. Ну, ты меня помнишь.Знаешь, в моем мире странно: там вечная полночь.Там люди, машины, трамваи. И чай – только в перерывы.Там стройки, дома, заборы, похожие на нарывы.Там даже дышать противно от лжи или, может, от смога.Там каждый воображает, что есть в нем крупица бога!Там снам ни за что не верят,Там не открывают двери.Там шляпы на фабриках шьются,Там даже коты не смеются.Мне мир этот, видно, приснился. Ну, знаешь, кошмары бывают…Да, где же наш Белый кролик? Пусть в чашки чай разливает.Затянемся понемногу, закашлявшись дымным ядом.Ты знаешь, я рада проснуться и с вами остаться рядом.Стихотворение Алисы Пановой

Я желал бы никогда не просыпаться.

Мой будничный мир слишком тусклый и плоский, чтобы мне хотелось в нем жить, чтобы мне хоть когда-либо было в нем уютно. Третий курс экономического института, не дающий ничего ни уму, ни сердцу, который я вытягиваю скорее по инерции, потому что нужно чем-то заниматься во время бодрствования… Почему бы не экономика, которую выбрала моя мама, в свое время не поступившая на экономический… Серые неотличимые друг от друга дни, серо-черная одежда, чашечка кофе, призванная совершить, но не совершающая чуда пробуждения, толкотня в метро, где я каким-то почти мистическим образом умудряюсь не выпустить из рук треснутый айпад, в котором читаю очередную книгу… И, разумеется, клеймо «странный парень», которое, похоже, выбито у меня на лбу. Он не тусуется – значит, он странный. Он все время читает – еще страннее, не правда ли. Он словно с Марса свалился, завел бы лучше себе девушку! Это все обо мне. Но я как-то уже сжился с этим, привык серой тенью мелькать в коридорах, не выпуская из рук айпада, научился не замечать смешки за спиной и многозначительное покручивание пальцем у виска. Моя обыденная жизнь стабильна и неизменна. Даже если произойдет ядерный взрыв, я наверняка буду по привычке так же вставать и шагать в универ, как настоящий примерный студент-зомби.

Но все меняется, когда я засыпаю.

Наверное, для компенсации бесцветных будней мне с самого детства снились необычайно яркие сны. Помню, иногда для меня во сне показывали целое веселое представление. Как-то, лет, наверное, в семь, я проснулся посреди ночи, не досмотрев сказку, и очень огорчился, что так и не узнаю финала. Но едва заснул, актеры снова объявили о продолжении действия, раздвинули складки занавеса, и сказка возобновилась. Во сне мне, как ни странно, все и всегда удавалось. Не удивительно, что из двух миров – так называемого реального и мира снов – я бы без колебаний выбрал второй.

Из всех людей на свете меня понимала разве что тетя Вика.

Но ее репутация была еще хуже моей. Если мои родители еще не оставляют надежду, что из меня чудом «получится что-то путное», на ней вся семья давно поставила жирный крест и хором назвала чокнутой. Тетя Вика – сестра мамы, старше нее аж на семнадцать лет, она никогда не была замужем, она водит раздолбанную «копейку» странного зеленого цвета, курит сигареты без фильтра и на все упреки по поводу пренебрежения собственным здоровьем отвечает, что жизнь недостаточно хороша, чтобы за нее цепляться. По-моему, очень здравый взгляд. При этом тетя использует чуть более крепкие выражения, чем это принято в нашей благополучной семье.

Так вот о тете. Две недели назад она как раз позвонила мне на мобильник. Было очень плохо слышно, поэтому я разобрал далеко не все. Тетя Вика говорила нечто очень странное про какой-то навигатор снов и про то, что она наконец нашла свой путь к счастью. Потом связь прервалась. «Навигатор снов»? Я даже подумал, что ослышался, и попытался перезвонить, но абонент оказался недоступен и в этот день, и всю последующую неделю.

А пять дней назад бледная мама, оторвав меня от перечитывания «Замка» Кафки, сообщила, что тетя Вика мертва. Нет, ее погубили не сигареты и даже не скоростные магистрали, на которых она выжимала все соки из своей несчастной «копейки», она, только представьте, упала с крыши высотки.

Небанальная смерть, не правда ли?.. Человек может умереть десятком тысяч способов – поскользнуться на льду, словить головой падающий кирпич, отравиться консервами, схлопотать сердечный приступ, стать, наконец, жертвой теракта или чьей-то небрежности, приведшей к столкновению поездов в метро. Способов много, но упасть с высотки, пожалуй, один из самых экзотичных.

– Твоя сестра в своем репертуаре, – сказал тогда папа. – Хотел бы я знать, как ее вообще занесло на эту крышу?!

Мама, конечно, не ответила. Она всегда испытывала за сестру перманентное чувство неловкости.

А я вдруг вспомнил тот последний разговор с тетей Викой. Возможно, она хотела сказать мне что-то действительно важное.

– Ее убили. Вероятно, из-за навигатора снов, – машинально пробормотал я, и тут же опомнился, заметив, как пялятся на меня родные.

– Ну вот, ты опять весь в своих книжках! – укоризненно покачала головой мама.

А папа просто скривился, как будто проглотил лимон. Должно быть, ему по-настоящему стыдно за сына. Он бы вернул меня в роддом и потребовал замены по гарантии на более качественный экземпляр.

– Навигатор снов! – хмыкнула сестрица. Она младше меня на четыре года, но уверяет, будто знает о реальной жизни раз в миллион больше, чем я. – Как раз для тебя штука. Ты бы из снов не вылезал, как Спящая красавица!

– Кристина! – одернула ее мама. – Не забывай, что разговариваешь с братом!

– А что?! – она прищурилась, точно целясь для последнего снайперского выстрела. – Если мой брат точно такой же, как тетя Вика!

Тут уже вмешался и папа, хотя Кристи всегда была его бесспорной любимицей.

А я, если честно, и не думал обижаться. Мне как-то все равно. Я больше думал о тете Вике, и название «навигатор снов» засело у меня в голове. Поэтому той же ночью я ничуть не удивился, когда оказался во сне в раздолбанной тетиной «копейке» и ехал куда-то, слушая указания странного прибора – очевидно, воссозданного моим мозгом навигатора снов.

Тетю похоронили. Разумеется, в закрытом гробу. Говорят, там смотреть было не на что, но мне отчего-то все казалось, будто от нас что-то скрывают… Поспешно похоронили, с тем же легким чувством неловкости. Как будто было бы лучше, если она отравилась бы в ресторане или разбилась на дороге.

Но сегодня… сегодня произошло еще кое-что.

Сегодня мне на мыло упало письмо… от тети… Вернее, с ее старого адреса…

Я долго смотрел на это послание, не решаясь открыть, и чувствовал, как по спине бегут противные мурашки.

Я находился в своей комнате. Встал из-за стола, прошелся из угла в угол, не выпуская из вида экран и горящую на нем строчку. Письмо от тети Вики. Письмо с того света.

Мог ли я его не открыть? Да, такая мысль появилась у меня первой. «Это чья-то злая шутка. Нужно просто стереть его, не читая, и забыть». Благоразумная мысль, не правда ли?.. Но дело в том, что я никогда не был благоразумным, как и моя бедная тетя.

Я открыл письмо и прочитал короткую сухую строчку. Без «здравствуй» и прочих церемоний, которыми тетя, если честно, и при жизни не слишком себя утруждала, тем более не удосужилась после смерти. В письме было написано: «Яблоневая улица». И всё. Больше ни слова.

– Чушь! – сказал я и закрыл почту.

Но потом снова открыл, перечитал строку и зачем-то загрузил яндекс-карты, чтобы найти там эту дурацкую Яблоневую улицу. Что за улица? При чем тут она?

Можно было проигнорировать, забыть, но я уже попался на невидимый крючок и оказался в игре по самые уши. Сорваться для меня стало невозможно.

Яблоневых улиц оказалось несколько. Екатеринбург, Нижний Новгород, Курск и Украину я решил пока отмести.

Ближе находилось подозрительное место под странным названием Дроздово-2, расположенное в Ленинском районе Московской области. Почему бы не рискнуть? Хотя чем я, собственно, рискую? Только собственным временем, которое и так не знаю, куда девать.

Быстро собравшись, я приехал на перекладных в этот поселок. Ничего, кстати, примечательного. Село селом, и в соответствии с названием улицы – яблоневый сад за оградой, откуда остро пахло забродившими яблоками, ссыпавшимися в канаву. Для меня это самый типичный запах осени.

Я шел по улице, и вправду чувствуя себя идиотом. Только я мог поддаться на чей-то глупый розыгрыш и потащиться черт знает куда черт знает зачем! Чудак, всегда выбирающий сны и фантазии…

И вдруг сердце странно защемило. На обочине стояла знакомая ядовито-зеленая, вся покоцанная машина, перепутать которую с другой я никогда бы не смог. Еще не веря себе, я подошел поближе. Сомнений быть не могло. Та самая машина, машина моей тети! У тети Вики была одна странная, очень странная привычка…

Я огляделся, все еще полагая, что могу являться жертвой чьего-то розыгрыша, но улица казалась совершенно пустой – ни машин, ни людей. Что, если это не шутка и сейчас мне предоставлен единственный шанс узнать, что же случилось с тетей. Должны были остаться еще какие-то зацепки, раз уж она, или кто-то – по ее просьбе либо в своих неизвестных пока целях – отправил мне то странное сообщение! Еще можно было развернуться и уйти, но это оказалось выше моих сил. Невозможно находиться в полушаге от тайны и не поддаться искушению отдернуть завесу.

Присев на корточки, я просунул руку под дно… Тетя обычно прятала ключи именно так. Сначала пальцы ничего не нащупали, и я уже ощутил горечь разочарования, но вдруг, словно удар током, – ключ!

Я вытащил его, открыл машину и сел на место водителя в пропахший бензином салон. Лобовое стекло перед моими глазами пересекала трещина. Что-то новенькое, ее не было, когда я в последний раз ездил на тетиной машине. Так, и что дальше?..

Я пошарил в бардачке, под сиденьями, в карманах на дверцах, но не обнаружил ничего, по моему мнению, заслуживающего внимания. Может, что-то пропустил? Немудрено, потому что сейчас я ощутимо волновался, даже руки подрагивали. Нужно увезти машину отсюда, мало ли что, может, завтра за ней придет кто-то другой. Да, это будет верный ход. Хорошо, что тетя буквально заставила меня окончить автошколу и получить-таки права. Я решил, что отгоню машину, спрячу ее, а потом снова внимательно осмотрю – так, чтобы не пропустить ни единой мелочи. Спокойнее, только спокойнее. Еще несколько минут я просто сидел, откинувшись на жесткую спинку, и, чтобы успокоиться, медленно считал от двадцати до одного, делая на каждую из цифр вдох и выдох, – неплохой способ, проверено. Затем вставил ключ в замок зажигания и повернул.

Машина натужно заурчала мотором, но все же завелась.

«Навигатор снов включен», – послышался вдруг холодный механический голос, и мое сердце, кажется, рухнуло куда-то в живот.

© RuTLib.com 2015-2016

rutlib2.com

Читать книгу «Навигатор счастья» онлайн полностью — Олег Рой — MyBook.

© Резепкин О., Неволина Е., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Памяти моего сына Женечки посвящается.

Олег Рой

Всем, кто видит сны.

Екатерина Неволина

 Здравствуй, Гусеница! Я Алиса. Ну, ты меня помнишь.Знаешь, в моем мире странно: там вечная полночь.Там люди, машины, трамваи. И чай – только в перерывы.Там стройки, дома, заборы, похожие на нарывы.Там даже дышать противно от лжи или, может, от смога.Там каждый воображает, что есть в нем крупица бога!Там снам ни за что не верят,Там не открывают двери.Там шляпы на фабриках шьются,Там даже коты не смеются.Мне мир этот, видно, приснился. Ну, знаешь, кошмары бывают…Да, где же наш Белый кролик? Пусть в чашки чай разливает.Затянемся понемногу, закашлявшись дымным ядом.Ты знаешь, я рада проснуться и с вами остаться рядом.  

Стихотворение Алисы Пановой

Я желал бы никогда не просыпаться.

Мой будничный мир слишком тусклый и плоский, чтобы мне хотелось в нем жить, чтобы мне хоть когда-либо было в нем уютно. Третий курс экономического института, не дающий ничего ни уму, ни сердцу, который я вытягиваю скорее по инерции, потому что нужно чем-то заниматься во время бодрствования… Почему бы не экономика, которую выбрала моя мама, в свое время не поступившая на экономический… Серые неотличимые друг от друга дни, серо-черная одежда, чашечка кофе, призванная совершить, но не совершающая чуда пробуждения, толкотня в метро, где я каким-то почти мистическим образом умудряюсь не выпустить из рук треснутый айпад, в котором читаю очередную книгу… И, разумеется, клеймо «странный парень», которое, похоже, выбито у меня на лбу. Он не тусуется – значит, он странный. Он все время читает – еще страннее, не правда ли. Он словно с Марса свалился, завел бы лучше себе девушку! Это все обо мне. Но я как-то уже сжился с этим, привык серой тенью мелькать в коридорах, не выпуская из рук айпада, научился не замечать смешки за спиной и многозначительное покручивание пальцем у виска. Моя обыденная жизнь стабильна и неизменна. Даже если произойдет ядерный взрыв, я наверняка буду по привычке так же вставать и шагать в универ, как настоящий примерный студент-зомби.

Но все меняется, когда я засыпаю.

Наверное, для компенсации бесцветных будней мне с самого детства снились необычайно яркие сны. Помню, иногда для меня во сне показывали целое веселое представление. Как-то, лет, наверное, в семь, я проснулся посреди ночи, не досмотрев сказку, и очень огорчился, что так и не узнаю финала. Но едва заснул, актеры снова объявили о продолжении действия, раздвинули складки занавеса, и сказка возобновилась. Во сне мне, как ни странно, все и всегда удавалось. Не удивительно, что из двух миров – так называемого реального и мира снов – я бы без колебаний выбрал второй.

Из всех людей на свете меня понимала разве что тетя Вика.

Но ее репутация была еще хуже моей. Если мои родители еще не оставляют надежду, что из меня чудом «получится что-то путное», на ней вся семья давно поставила жирный крест и хором назвала чокнутой. Тетя Вика – сестра мамы, старше нее аж на семнадцать лет, она никогда не была замужем, она водит раздолбанную «копейку» странного зеленого цвета, курит сигареты без фильтра и на все упреки по поводу пренебрежения собственным здоровьем отвечает, что жизнь недостаточно хороша, чтобы за нее цепляться. По-моему, очень здравый взгляд. При этом тетя использует чуть более крепкие выражения, чем это принято в нашей благополучной семье.

Так вот о тете. Две недели назад она как раз позвонила мне на мобильник. Было очень плохо слышно, поэтому я разобрал далеко не все. Тетя Вика говорила нечто очень странное про какой-то навигатор снов и про то, что она наконец нашла свой путь к счастью. Потом связь прервалась. «Навигатор снов»? Я даже подумал, что ослышался, и попытался перезвонить, но абонент оказался недоступен и в этот день, и всю последующую неделю.

А пять дней назад бледная мама, оторвав меня от перечитывания «Замка» Кафки, сообщила, что тетя Вика мертва. Нет, ее погубили не сигареты и даже не скоростные магистрали, на которых она выжимала все соки из своей несчастной «копейки», она, только представьте, упала с крыши высотки.

Небанальная смерть, не правда ли?.. Человек может умереть десятком тысяч способов – поскользнуться на льду, словить головой падающий кирпич, отравиться консервами, схлопотать сердечный приступ, стать, наконец, жертвой теракта или чьей-то небрежности, приведшей к столкновению поездов в метро. Способов много, но упасть с высотки, пожалуй, один из самых экзотичных.

– Твоя сестра в своем репертуаре, – сказал тогда папа. – Хотел бы я знать, как ее вообще занесло на эту крышу?!

Мама, конечно, не ответила. Она всегда испытывала за сестру перманентное чувство неловкости.

А я вдруг вспомнил тот последний разговор с тетей Викой. Возможно, она хотела сказать мне что-то действительно важное.

– Ее убили. Вероятно, из-за навигатора снов, – машинально пробормотал я, и тут же опомнился, заметив, как пялятся на меня родные.

– Ну вот, ты опять весь в своих книжках! – укоризненно покачала головой мама.

А папа просто скривился, как будто проглотил лимон. Должно быть, ему по-настоящему стыдно за сына. Он бы вернул меня в роддом и потребовал замены по гарантии на более качественный экземпляр.

– Навигатор снов! – хмыкнула сестрица. Она младше меня на четыре года, но уверяет, будто знает о реальной жизни раз в миллион больше, чем я. – Как раз для тебя штука. Ты бы из снов не вылезал, как Спящая красавица!

– Кристина! – одернула ее мама. – Не забывай, что разговариваешь с братом!

– А что?! – она прищурилась, точно целясь для последнего снайперского выстрела. – Если мой брат точно такой же, как тетя Вика!

Тут уже вмешался и папа, хотя Кристи всегда была его бесспорной любимицей.

А я, если честно, и не думал обижаться. Мне как-то все равно. Я больше думал о тете Вике, и название «навигатор снов» засело у меня в голове. Поэтому той же ночью я ничуть не удивился, когда оказался во сне в раздолбанной тетиной «копейке» и ехал куда-то, слушая указания странного прибора – очевидно, воссозданного моим мозгом навигатора снов.

Тетю похоронили. Разумеется, в закрытом гробу. Говорят, там смотреть было не на что, но мне отчего-то все казалось, будто от нас что-то скрывают… Поспешно похоронили, с тем же легким чувством неловкости. Как будто было бы лучше, если она отравилась бы в ресторане или разбилась на дороге.

Но сегодня… сегодня произошло еще кое-что.

Сегодня мне на мыло упало письмо… от тети… Вернее, с ее старого адреса…

Я долго смотрел на это послание, не решаясь открыть, и чувствовал, как по спине бегут противные мурашки.

Я находился в своей комнате. Встал из-за стола, прошелся из угла в угол, не выпуская из вида экран и горящую на нем строчку. Письмо от тети Вики. Письмо с того света.

Мог ли я его не открыть? Да, такая мысль появилась у меня первой. «Это чья-то злая шутка. Нужно просто стереть его, не читая, и забыть». Благоразумная мысль, не правда ли?.. Но дело в том, что я никогда не был благоразумным, как и моя бедная тетя.

Я открыл письмо и прочитал короткую сухую строчку. Без «здравствуй» и прочих церемоний, которыми тетя, если честно, и при жизни не слишком себя утруждала, тем более не удосужилась после смерти. В письме было написано: «Яблоневая улица». И всё. Больше ни слова.

– Чушь! – сказал я и закрыл почту.

Но потом снова открыл, перечитал строку и зачем-то загрузил яндекс-карты, чтобы найти там эту дурацкую Яблоневую улицу. Что за улица? При чем тут она?

Можно было проигнорировать, забыть, но я уже попался на невидимый крючок и оказался в игре по самые уши. Сорваться для меня стало невозможно.

Яблоневых улиц оказалось несколько. Екатеринбург, Нижний Новгород, Курск и Украину я решил пока отмести.

Ближе находилось подозрительное место под странным названием Дроздово-2, расположенное в Ленинском районе Московской области. Почему бы не рискнуть? Хотя чем я, собственно, рискую? Только собственным временем, которое и так не знаю, куда девать.

Быстро собравшись, я приехал на перекладных в этот поселок. Ничего, кстати, примечательного. Село селом, и в соответствии с названием улицы – яблоневый сад за оградой, откуда остро пахло забродившими яблоками, ссыпавшимися в канаву. Для меня это самый типичный запах осени.

Я шел по улице, и вправду чувствуя себя идиотом. Только я мог поддаться на чей-то глупый розыгрыш и потащиться черт знает куда черт знает зачем! Чудак, всегда выбирающий сны и фантазии…

И вдруг сердце странно защемило. На обочине стояла знакомая ядовито-зеленая, вся покоцанная машина, перепутать которую с другой я никогда бы не смог. Еще не веря себе, я подошел поближе. Сомнений быть не могло. Та самая машина, машина моей тети! У тети Вики была одна странная, очень странная привычка…

Я огляделся, все еще полагая, что могу являться жертвой чьего-то розыгрыша, но улица казалась совершенно пустой – ни машин, ни людей. Что, если это не шутка и сейчас мне предоставлен единственный шанс узнать, что же случилось с тетей. Должны были остаться еще какие-то зацепки, раз уж она, или кто-то – по ее просьбе либо в своих неизвестных пока целях – отправил мне то странное сообщение! Еще можно было развернуться и уйти, но это оказалось выше моих сил. Невозможно находиться в полушаге от тайны и не поддаться искушению отдернуть завесу.

Присев на корточки, я просунул руку под дно… Тетя обычно прятала ключи именно так. Сначала пальцы ничего не нащупали, и я уже ощутил горечь разочарования, но вдруг, словно удар током, – ключ!

Я вытащил его, открыл машину и сел на место водителя в пропахший бензином салон. Лобовое стекло перед моими глазами пересекала трещина. Что-то новенькое, ее не было, когда я в последний раз ездил на тетиной машине. Так, и что дальше?..

Я пошарил в бардачке, под сиденьями, в карманах на дверцах, но не обнаружил ничего, по моему мнению, заслуживающего внимания. Может, что-то пропустил? Немудрено, потому что сейчас я ощутимо волновался, даже руки подрагивали. Нужно увезти машину отсюда, мало ли что, может, завтра за ней придет кто-то другой. Да, это будет верный ход. Хорошо, что тетя буквально заставила меня окончить автошколу и получить-таки права. Я решил, что отгоню машину, спрячу ее, а потом снова внимательно осмотрю – так, чтобы не пропустить ни единой мелочи. Спокойнее, только спокойнее. Еще несколько минут я просто сидел, откинувшись на жесткую спинку, и, чтобы успокоиться, медленно считал от двадцати до одного, делая на каждую из цифр вдох и выдох, – неплохой способ, проверено. Затем вставил ключ в замок зажигания и повернул.

Машина натужно заурчала мотором, но все же завелась.

«Навигатор снов включен», – послышался вдруг холодный механический голос, и мое сердце, кажется, рухнуло куда-то в живот.

mybook.ru

Книга Навигатор счастья - читать онлайн бесплатно, автор Олег Юрьевич Рой, ЛитПортал

Навигатор счастья Олег Юрьевич Рой

Екатерина Александровна Неволина

Чужие сны #6Тебе скучно, неинтересно и кажется, что смысла в жизни нет. И вот однажды ты садишься за руль машины, и сам собой включается невиданный доселе навигатор, который предлагает тебе двигаться в том направлении, которое разжигает адреналин в твоем сердце и ведет тебя к счастью. Через какое-то время ты вдруг понимаешь, что участвуешь в глобальной игре: счастливчиков не видно, а вот по-настоящему, а не по-игрушечному погибших – уйма. Алиса и Олег пытаются спасти своих друзей от могущественного кукловода, соединившего кибертехнологию и психологию.

Олег Рой, Екатерина Неволина

Навигатор счастья

© Резепкин О., Неволина Е., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Памяти моего сына Женечки посвящается.

    Олег Рой

Всем, кто видит сны.

    Екатерина Неволина

Здравствуй, Гусеница! Я Алиса. Ну, ты меня помнишь.Знаешь, в моем мире странно: там вечная полночь.Там люди, машины, трамваи. И чай – только в перерывы.Там стройки, дома, заборы, похожие на нарывы.Там даже дышать противно от лжи или, может, от смога.Там каждый воображает, что есть в нем крупица бога!Там снам ни за что не верят,Там не открывают двери.Там шляпы на фабриках шьются,Там даже коты не смеются.Мне мир этот, видно, приснился. Ну, знаешь, кошмары бывают…Да, где же наш Белый кролик? Пусть в чашки чай разливает.Затянемся понемногу, закашлявшись дымным ядом.Ты знаешь, я рада проснуться и с вами остаться рядом.

    Стихотворение Алисы ПановойЯ желал бы никогда не просыпаться.

Мой будничный мир слишком тусклый и плоский, чтобы мне хотелось в нем жить, чтобы мне хоть когда-либо было в нем уютно. Третий курс экономического института, не дающий ничего ни уму, ни сердцу, который я вытягиваю скорее по инерции, потому что нужно чем-то заниматься во время бодрствования… Почему бы не экономика, которую выбрала моя мама, в свое время не поступившая на экономический… Серые неотличимые друг от друга дни, серо-черная одежда, чашечка кофе, призванная совершить, но не совершающая чуда пробуждения, толкотня в метро, где я каким-то почти мистическим образом умудряюсь не выпустить из рук треснутый айпад, в котором читаю очередную книгу… И, разумеется, клеймо «странный парень», которое, похоже, выбито у меня на лбу. Он не тусуется – значит, он странный. Он все время читает – еще страннее, не правда ли. Он словно с Марса свалился, завел бы лучше себе девушку! Это все обо мне. Но я как-то уже сжился с этим, привык серой тенью мелькать в коридорах, не выпуская из рук айпада, научился не замечать смешки за спиной и многозначительное покручивание пальцем у виска. Моя обыденная жизнь стабильна и неизменна. Даже если произойдет ядерный взрыв, я наверняка буду по привычке так же вставать и шагать в универ, как настоящий примерный студент-зомби.

Но все меняется, когда я засыпаю.

Наверное, для компенсации бесцветных будней мне с самого детства снились необычайно яркие сны. Помню, иногда для меня во сне показывали целое веселое представление. Как-то, лет, наверное, в семь, я проснулся посреди ночи, не досмотрев сказку, и очень огорчился, что так и не узнаю финала. Но едва заснул, актеры снова объявили о продолжении действия, раздвинули складки занавеса, и сказка возобновилась. Во сне мне, как ни странно, все и всегда удавалось. Не удивительно, что из двух миров – так называемого реального и мира снов – я бы без колебаний выбрал второй.

Из всех людей на свете меня понимала разве что тетя Вика.

Но ее репутация была еще хуже моей. Если мои родители еще не оставляют надежду, что из меня чудом «получится что-то путное», на ней вся семья давно поставила жирный крест и хором назвала чокнутой. Тетя Вика – сестра мамы, старше нее аж на семнадцать лет, она никогда не была замужем, она водит раздолбанную «копейку» странного зеленого цвета, курит сигареты без фильтра и на все упреки по поводу пренебрежения собственным здоровьем отвечает, что жизнь недостаточно хороша, чтобы за нее цепляться. По-моему, очень здравый взгляд. При этом тетя использует чуть более крепкие выражения, чем это принято в нашей благополучной семье.

Так вот о тете. Две недели назад она как раз позвонила мне на мобильник. Было очень плохо слышно, поэтому я разобрал далеко не все. Тетя Вика говорила нечто очень странное про какой-то навигатор снов и про то, что она наконец нашла свой путь к счастью. Потом связь прервалась. «Навигатор снов»? Я даже подумал, что ослышался, и попытался перезвонить, но абонент оказался недоступен и в этот день, и всю последующую неделю.

А пять дней назад бледная мама, оторвав меня от перечитывания «Замка» Кафки, сообщила, что тетя Вика мертва. Нет, ее погубили не сигареты и даже не скоростные магистрали, на которых она выжимала все соки из своей несчастной «копейки», она, только представьте, упала с крыши высотки.

Небанальная смерть, не правда ли?.. Человек может умереть десятком тысяч способов – поскользнуться на льду, словить головой падающий кирпич, отравиться консервами, схлопотать сердечный приступ, стать, наконец, жертвой теракта или чьей-то небрежности, приведшей к столкновению поездов в метро. Способов много, но упасть с высотки, пожалуй, один из самых экзотичных.

– Твоя сестра в своем репертуаре, – сказал тогда папа. – Хотел бы я знать, как ее вообще занесло на эту крышу?!

Мама, конечно, не ответила. Она всегда испытывала за сестру перманентное чувство неловкости.

А я вдруг вспомнил тот последний разговор с тетей Викой. Возможно, она хотела сказать мне что-то действительно важное.

– Ее убили. Вероятно, из-за навигатора снов, – машинально пробормотал я, и тут же опомнился, заметив, как пялятся на меня родные.

– Ну вот, ты опять весь в своих книжках! – укоризненно покачала головой мама.

А папа просто скривился, как будто проглотил лимон. Должно быть, ему по-настоящему стыдно за сына. Он бы вернул меня в роддом и потребовал замены по гарантии на более качественный экземпляр.

– Навигатор снов! – хмыкнула сестрица. Она младше меня на четыре года, но уверяет, будто знает о реальной жизни раз в миллион больше, чем я. – Как раз для тебя штука. Ты бы из снов не вылезал, как Спящая красавица!

– Кристина! – одернула ее мама. – Не забывай, что разговариваешь с братом!

– А что?! – она прищурилась, точно целясь для последнего снайперского выстрела. – Если мой брат точно такой же, как тетя Вика!

Тут уже вмешался и папа, хотя Кристи всегда была его бесспорной любимицей.

А я, если честно, и не думал обижаться. Мне как-то все равно. Я больше думал о тете Вике, и название «навигатор снов» засело у меня в голове. Поэтому той же ночью я ничуть не удивился, когда оказался во сне в раздолбанной тетиной «копейке» и ехал куда-то, слушая указания странного прибора – очевидно, воссозданного моим мозгом навигатора снов.

Тетю похоронили. Разумеется, в закрытом гробу. Говорят, там смотреть было не на что, но мне отчего-то все казалось, будто от нас что-то скрывают… Поспешно похоронили, с тем же легким чувством неловкости. Как будто было бы лучше, если она отравилась бы в ресторане или разбилась на дороге.

Но сегодня… сегодня произошло еще кое-что.

Сегодня мне на мыло упало письмо… от тети… Вернее, с ее старого адреса…

Я долго смотрел на это послание, не решаясь открыть, и чувствовал, как по спине бегут противные мурашки.

Я находился в своей комнате. Встал из-за стола, прошелся из угла в угол, не выпуская из вида экран и горящую на нем строчку. Письмо от тети Вики. Письмо с того света.

Мог ли я его не открыть? Да, такая мысль появилась у меня первой. «Это чья-то злая шутка. Нужно просто стереть его, не читая, и забыть». Благоразумная мысль, не правда ли?.. Но дело в том, что я никогда не был благоразумным, как и моя бедная тетя.

Я открыл письмо и прочитал короткую сухую строчку. Без «здравствуй» и прочих церемоний, которыми тетя, если честно, и при жизни не слишком себя утруждала, тем более не удосужилась после смерти. В письме было написано: «Яблоневая улица». И всё. Больше ни слова.

– Чушь! – сказал я и закрыл почту.

Но потом снова открыл, перечитал строку и зачем-то загрузил яндекс-карты, чтобы найти там эту дурацкую Яблоневую улицу. Что за улица? При чем тут она?

litportal.ru