НОВОСТИ

Почему карты «Яндекса» врут с прогнозом времени в пути? Яндекс навигатор врет


Андрей Стрелков: фраза “Яндекс врет” стала для нас метрикой. Фото | Технологии

— «Яндекс» начал экспериментировать с картами еще в 2004 году, и с тех пор наша задача — помочь человеку лучше ориентироваться на местности — не меняется. К тому же карты — это интегральная составляющая разных частей портала «Яндекса» и мобильных продуктов компании. Карты есть на главной странице поиска, многие приложения базируются на геоданных (например, «Яндекс.Такси», «Яндекс.Парковки», «Яндекс.Погода»), другие используют их — например, «Яндекс.Маркет» и «Яндекс.Недвижимость» показывают предложения на карте.

— Сейчас больше мобильных или веб-пользователей?

— Карты в веб-версии просматривают ежемесячно 22 млн человек. Аудитории мобильных карт и приложений пересекаются. 35% аудитории мобильных карт одновременно и пользователи «Навигатора». Аудитория «Навигатора» — более 10 млн человек каждый месяц, в марте, например, число проложенных маршрутов составило 154 млн. Получается, каждый в среднем построил больше 15 маршрутов. Около 13% аудитории мобильных карт заглядывают и в «Яндекс.Транспорт», чтобы узнать о движении общественного транспорта. Если вычесть пересечения, то всего мобильными приложениями геосервисов пользуются 17 млн — мобильная аудитория стремительно догоняет десктопную.

— Как вы тестируете новые решения для продуктов с такой аудиторией? Ведь, наверное, сложно угодить большинству?

— Всегда есть риск, что нововведение встретит тепло только небольшая группа пользователей. Тогда новый продукт нужно будет сильно переформатировать или вообще выводить из продуктовой линейки. С одной стороны, можно угадать, как с внедрением в карты информации о пробках, тогда это становится стандартом для отрасли. С другой стороны, был «Яндекс.Город», который мы закрыли. Им пользовались несколько тысяч человек в день, «магии» не произошло. И мы решили интегрировать наработки по работе с карточками организаций в мобильные карты.

Вообще требования к геоинформационным сервисам растут. Раньше люди искали «кафе» в определенном районе. Теперь им нужен «ресторан узбекской кухни в районе метро Парк Культуры с оплатой банковской картой». Удивительно то, что уровень недовольства сервисами остается тем же, как бы быстро они не эволюционировали.

Карты пять лет назад и современные интерактивные продукты с геоданными — это земля и небо, но ворчливых ровно столько же.

— Насколько дорого обходится производство карт?

— Карты становится не столько дорого производить, сколько поддерживать. В чем-то это схоже с садоводством: мало вырастить дерево, нужно годами поддерживать его рост. Нужно не только обновлять информацию и добавлять новые объекты, но и подключать справочные данные. Мы используем официальные сообщения в СМИ и любые открытые источники, собственную службу сбора данных, обратную связь от пользователей. Нам очень помогает, что мы развиваемся в составе «Яндекса» — тот же анализ новостей и официальных документов позволяет узнать, что где-то переименовали улицу или открыли торговый центр. Или, например, мы автоматически отслеживаем изменения на сайтах всех сетей от 5-6 филиалов, они обычно быстро обновляют информацию о своих точках.

Другое важное подспорье — массовость аудитории: люди не молчат, если их что-то не устраивает. Мы постоянно получаем звонки, письма по электронной почте о том, что в каком-то городке дом, который мы показываем на картах, давно снесли, а стадион, который мы отметили как закрытый на ремонт, уже открыт для спортсменов. Можно оставить отзыв и внутри веб-карт, и внутри приложений, можно вносить изменения в «Народной карте». В целом привлечение как можно большего числа пользователей для внесения правок на картах — это для нас один из главных векторов в развитии, потому что мы понимаем: невозможно всё знать про тропинки в сибирских деревнях или про новый магазин в небольшом селе. Объемы данных растут огромными темпами. Например, сейчас в московском Ясенево на 1 кв. км района приходится в среднем 145 организаций. Количество домов на карте, добавленных пользователями в этом районе выросло в 1,5 раза, а организаций — в 3,5 раза. В Хамовниках, например, плотность организаций в семь раз выше (более 1000 на кв. км).

— А вы сами пытаетесь собирать отзывы или ждете, когда пользователи обратятся к вам или поработают с «Народной картой»?

— Недавно мы стали использовать и информацию из «Разговорчиков» — сообщений в привязке к местам на карте на самые разные темы. Обычно пишут о том, что где-то притаился полицейский, где-то стоит незаметная камера. Мы заметили, что есть высказывания, которые начинаются со слов «Яндекс врет», после которых следует упрек в наш в адрес — неправильно рассчитали скорость движения или не показали на карте «кирпич». «Яндекс врет» стал метрикой, которая держалась на более-менее постоянном уровне. А однажды мы заметили рост этого показателя в несколько раз, это было связано с неправильным отображением пробок. Неделю ломали голову, в чем дело. Оказалось, что во многих районах Москвы ввели в пользование выделенные автобусные полосы, которые раньше держали в резерве. Таксисты стали выезжать на эти полосы, но мы учитывали их скорость в подсчете средней скорости всего потока машин, так что показывали в приложении дорожную ситуацию слишком оптимистично. Мы быстро подготовили обновление, и уже на следующий день метрика «Яндекс врет» вернулась к прежним значениям. Теперь у нас «Яндекс врет» — что-то вроде мема.

— Использование карт, очевидно, быстро уходит в мобильный сегмент. Как это меняет привычки аудитории?

— Типичный кейс работы с картами с домашнего компьютера или ноутбука — планирование большой поездки, анализ, как лучше проложить маршрут, когда есть много точек, где остановиться отдохнуть, где поесть и т. д. Поэтому в десктопных картах самые долгие сессии приходятся на кейс поиска и выбора мест, просмотр панорам, построение автомобильных маршрутов. Когда ты смотришь на карту с мобильного устройства ты решаешь быстрые задачи, здесь и сейчас. Правильно ли я иду? Долго ли еще? У нас на десктопных картах пользователь проводит в среднем больше трех минут, а в мобильных картах самые популярные интервалы — менее минуты.

Главная сложность для разработчиков геоинформационных сервисов в том, что человек с мобильным телефоном в руке на остановке, и человек, который только что отошел от компьютера, — это один и тот же персонаж. Поэтому в будущем технологии будут связывать десктопные и мобильные сценарии использования. Например, у нас уже сейчас есть закладки в личном кабинете пользователей — в них можно хранить адреса, которые будут доступны и в веб-картах, и в мобильных приложениях. Еще есть push-уведомления — можно отправить себе в навигатор координаты точки, до которой нужно построить маршрут.

— Как вы зарабатываете на своих геоинформационных сервисах?

— Карты сейчас монетизируются, в основном, «Директом». Структуру доходов от разных сервисов мы не раскрываем, но я могу сказать, что карты входят в топ-5 сервисов «Яндекса» по объему показов рекламных объявлений.

— Уже несколько лет говорят о максимально геотаргетированной рекламе, привязанной к конкретным заведениям. Будут ли ваши карты предлагать мне два кофе по цене одного, зная, что я постоянный гость кофеен, когда я буду идти по Мясницкой?

— Я думаю, время сверхлокального таргетинга еще не пришло. Нам пока не удалось успешно реализовать сценарий, когда человек, гуляя по городу, получает на смартфон сообщение с предложением, от которого не сможет отказаться. Во-первых, непонятно, каким должно быть содержание рекламного сообщения. Во-вторых, вероятность пересечения платежеспособного спроса и запроса рекламодателя («профиль» пользователя определенного возраста, уровня доходов, предпочтений и т. д.) в конкретной точке на местности невелика. Мы следим за технологиями, которые могут сделать сверхлокальный таргетинг реальным. Например, импульс ему могут дать дешевые и надежные beacon-датчики, но их производителей пока немного.

— Какие могут быть еще способы монетизации?

— Пока это так или иначе рекламные сценарии. У пользователя карт с мобильных устройств чаще всего есть поисковая задача, поэтому ему можно предлагать тематическую информацию по запросу. Можно сделать приоритетное размещение в списке однотипных предложений или однотипных фирм, с соответствующими пометками.

Есть более интересные способы монетизации, они связаны с возможностями сегментирования аудитории в мобайл. Например, пешеходам можно как-то скрасить время ожидания общественного транспорта. Они долго смотрят на экран — «ну когда уже подойдет автобус» — и за эту длинную сессию мы можем показать ему что-то полезное.

Водители, напротив, не могут постоянно следить за происходящим на экране. Нам нужно придумывать для них рекламные форматы не «в лоб», которые не будут отвлекать человека за рулем. Думаю, тут можно предлагать автозапчасти, бензин, пункты техобслуживания, с «тюнингом» рекламы под конкретную марку, сезон, пробег и возраст машины. В «Яндекс.Навигаторе» тестируется размещение брендированных объектов на карте. Например, при показе на карте объектов из категории «фастфуд» брендируются рестораны одной из крупных сетей, а в категории АЗС — одна из заправочных сетей. Результатами не готовы пока поделиться, эксперимент в самом начале.

— Могут ли производители геоинформационных сервисов зарабатывать, решая задачи других компаний?

— Мы продаем сервисы навигации и поиска на картах автопроизводителям. Honda уже встраивает «Яндекс.Навигатор», поставки машин начнутся до конца 2016 года. Ведем переговоры с еще двумя автоконцернами. Здесь работает модель продажи лицензии. Не скрою, рынок сложный, достаточно закрытый, но в целом производителям авто интересно предустанавливать такие сервисы.

— С городскими властями вы делитесь данными бесплатно или тоже на этом зарабатываете?

— У нас есть несколько соглашений на безвозмездной основе — с правительством Москвы, с Республикой Татарстан, с Кировской и Калужской областями. «Яндекс.Транспорт» и «Яндекс.Парковки» работают на основе открытых данных. Они используются и в «Яндекс.Картах» — мы получаем информацию о летних кафе, велопарковках, катках, рождественских базарах. Кроме того, на основе данных Дептранса мы размещаем на картах информацию о перекрытии и ремонте дорог. Мы, со своей стороны, делимся с Департаментом транспорта аналитическими исследованиями о скорости движения на крупных магистралях города.

— Как новые технологии будут менять рынок геоинформационных сервисов?

— На развитие таких сервисов окажет огромное влияние появление машин без водителей. Об этом уже сейчас можно говорить не как о «футурологии», выход в город беспилотных авто — вопрос времени. Это означает, что по дорогам будут ездить не автомобили, а лаборатории на колесах, обвешанные сенсорами и средствами связи. Таким устройствам надо будет очень много знать о дорожной обстановке — о полотне, о ремонтных работах, о пробках и т. д. Иначе они не смогут правильно подбирать режим движения. И главное, роботы-автомобили будут не только потреблять информацию, но и поставлять ее. Например, встретив упавшее поперек дороги дерево, автомобиль отправит на сервер сообщение о том, что в точке с такими-то координатами упало дерево, перекрыло движение на двух полосах из трех и что порывы ветра в 12 м/с угрожают еще семи деревьям вдоль трассы. Будет формироваться единое информационное поле, в которое машины будут постоянно отправлять данные. В общем, если сейчас геоинформационные сервисы получают данные из космоса, то вскоре они спустятся с небес на землю и будут собираться на уровне колес и номерных знаков.

Если машины будут возить килограммы датчиков, то человек, напротив, сможет избавиться от массивной электроники. Пользователь будет окружен максимальной информацией о происходящем вокруг, ему станет легче принимать правильные решения, он будет экономить очень много времени. Впрочем, чтобы это произошло, должны появиться эффективные аккумуляторы, а этот технологический барьер все еще остается.

www.forbes.ru

Почему карты «Яндекса» врут с прогнозом времени в пути? → Roem.ru

Нам эту претензию скинули не с утра пораньше, а достаточно давно, прежде чем её выложить — мы (и я лично) оттестили ЯКарты и Навигатор достаточно.

Ценю фанатизм любителей «Яндекса», но подозреваю что жизнь проще. У «Яндекса» просто нет хороших данных по разрешённым скоростям на улицах. И он из-за этого всегда ошибается (врёт) в большую сторону, когда прогнозирует перемещение по пустым улицам. Даже в Москве, кстати. Хорошую и непротиворечивую теорию об умных алгоритмах построить не получается.

По конкретным доводам: Яндекс показывает одинаковые прогнозы по участкам с разным скоростным режимом в одинаковых условиях, даже внутри Москвы.

1) Посмотрите на трёхкилометровый участок на ТТК, без светофоров, без учёта пробок. Яндекс проедет его за 3 минуты. http://d.pr/i/bPs8 Пятикилометровый на садовом (тоже без светофоров и пробок) — за пять минут http://d.pr/i/T12F То есть, «Яндекс» считает, что разрешённый скоростной режим на ТТК и Садовом — одинаковый. Минута-километр, 60км/ч Что неправильно.

2) Это выезд с парковки/парковка Никакого выезда с парковки-парковку Яндекс не учитывает. Иначе бы поправки нивелировались в зависимости от расстояния поездки. Иначе Яндекс не говорил бы про возможность поездки длиной в три минуты.

3) средняя скорость без всяких пробок за день по трассе — хорошо если 70кмч. Знаю. К сожалению, никак не раскрыто то, какое отношение средняя скорость в длительной поездке имеет отношение к прохождению 15 километров по пустой М2 «Крым». Там невозможно ехать со скорость 50 километров в час, если дорога пустая: по две полосы в каждую сторону, через лес. Я это место знаю — пешком ходил, на велосипеде ездил, на машине, на автобусе — на чём угодно. Вдобавок, никакой супеалгоритм не предугадает ваше количество остановок на пути в 200−400 километров. Даже я не предугадаю — может и без остановок получиться, может 2−3 раза остановлюсь.

4) яндекс предугадывает реальное время передвижения, закладывает время «про запас» Непонятно тогда, почему он это реальное время передвижения угадывает абсолютно одинаково для участков с разными скоростями.

Ещё раз: быть адептом lovemark это здорово, но голову включать никому не мешает. В топике — все слова ключевые. Внутри города — «Яндекс» хорош (может быть, не знаю, не было такого вопроса). На трассе — данные не соответствуют действительности.

roem.ru

Яндекс Навигатор: toomany

КДПВ.

Когда три недели назад Яндекс выпустил в свет первую версию своего Яндекс.Навигатора для iPhone, я — человек, измученный Навителом — немедленно установил приложение и принялся увлечённо им пользоваться. До ЯН я ездил по установленному на айфоне же Навител Навигатору; и, конечно, именно с ним я принялся сравнивать впечатления от использования приложения от Яндекса.

Итак, сравниваем; и начнём, пожалуй, с карт — в пределах столицы нашей Родины.Карты у Навитела обновляются, судя по всему, реже, чем у Яндекса; при этом в Яндекс.Навигаторе есть возможность включить слой с Народной картой. Впрочем, у Навитела карта идёт в комплекте с программой; а Яндекс.Навигатор качает карту из сети и пока что не умеет штатным образом скачивать готовый кэш. Я заметил также, что Навител более успешно водит по внутриквартальным проездам и способен предупреждать не только о камерах и светофорах, но и о лежачих полицейских.

Срезаем через дворы вместе с ЯН.

По интерфейсу ЯН выигрывает всухую. Хвалить Студию Артемия Лебедева в наше время уже не модно, но тем не менее — они молодцы. Получился едва ли не первый навигатор для телефона, рассчитанный на землян: на экране ничего лишнего, кнопки приспособлены для человеческих пальцев. у Навитела интерфейс выглядит так, как будто его разрабатывают программисты; всё продвижение НН за последний год по этой части выразилось в том, что огромные корявые иконки вдвое уменьшились и ушли в панельку; и можно было бы даже не упоминать о том, что в Навителе зачем-то вместо нативной клавиатуры iOS используется своя, причём без шлюх и блэкджека. Впрочем, при всех своих недостатках нужную информацию он выводит; отдельно замечу, что помимо названия «текущей» улицы он всегда выводит и название той, на которую надо будет свернуть — это удобно.

Один маршрут, два мнения. Слева — ЯН, справа — НН.

Пару слов о скорости работы: на iPhone 4, по нынешним временам считающемся уже устаревшим, Навител, при всей своей тяжеловесности, после последнего обновления заработал довольно-таки шустро; но за Яндекс.Навигатором ему явно не угнаться, даже несмотря на то, что последний тянет карты из интернета.

И, собственно, самое важное: навигация. Мои приключения с Навителом стали среди моих друзей и знакомых притчей во языцех: тут и противоракетные манёвры, и маршруты по платным дорогам (да, мне удалось найти и такие), и заезд по размытой грунтовке in the middle of fucking nowhere, и прискорбный инцидент с поворотом налево через двойную сплошную, хотя тут, конечно, ошибка навигатора не оправдывают мою невнимательность; понятно, что от Яндекса я ждал чуда, хотя бы по контрасту.

Разница в подходе к маршрутизации. Слева — ЯН, справа — НН.

Уже первые дни навигации с Яндекс.Навигатором были омрачены сказочными неудачами; в основном ЯН грешил провальными по затратам времени объездами пробок; так, чтобы обойти незначительное затруднение движения на ТТК в районе пересечения с Волгоградским шоссе, навигатор заставил меня развернуться на ближайшей развязке, отстояв пробку на развороте; проехать по ТТК в противоположную сторону и отстоять очень, очень долгую пробку в развязке для съезда на Волгоградку. Первые пару дней использования ЯН я со смехом вспоминал присущие Навителу «противоракетные манёвры»; однако, как показало время, с задачей уклонения от ракет Яндекс.Навигатор тоже справляется на «отлично» — как и с НН, ни одной ракеты в меня за всё время использования навигатора не попало.

Яндекс знает толк в противоракетных манёврах, но и Навител не лыком шит.

В конечном итоге после многих тестов и сравнений я пришёл к выводу, что маршруты, которые строит Навител Навигатор, как правило более удачны и близки к реальности, чем предложения ЯН — во всяком случае в условиях пробок; хотя, признаться, в НН мне не хватает отметок о дорожных событиях. По отображению пробок нареканий к ЯН, конечно же, нет; как, впрочем, и к НН. Ходили слухи, что Навител берёт информацию о пробках с Яндекса, но это, судя по всему, не так; оба навигатора врут об отсутствии и наличии пробок по-разному.

Спустя три недели обживания Яндекс.Навигатора я вернулся к Навителу, который с последним обновлением стал строить маршруты ещё лучше, а также наконец научился подсказывать, какой ряд желательно занять перед развязкой; Навител выиграл этот бой; но «война», разумеется, ещё не окончена; я возлагаю большие надежды на новые версии Яндекс.Навигатора :-)

toomany.livejournal.com

Почему врет навигатор? — Альтернативный взгляд Salik.biz

Ориентирование на местности с самых древних времен являлось залогом выживания человека. Потеряться — означало обрести себя на смерть от голода или диких животных. Человеку приходилось учиться ориентированию, запоминать многочисленные детали, держать много информации об окружающей местности в голове. Однако, передать эти знания другим было крайне проблематично. С изобретением письменности появились и первые настоящие карты. В теории это должно было решить все проблемы, но такого не произошло. Даже в середине прошлого века, когда большая часть населения земного шара была обучена грамотности, а опыт ориентирования полученный в военное время был крайне ценен — все равно существовали люди, которые не могли ориентироваться на местности при помощи компаса, карт или иных устройств.

Проблему решили неожиданно. США запустили на геостационарную орбиту множество навигационных спутников. Так была создана система глобального позиционирования GPS. Разработчики программного обеспечения довольно быстро сделали приложения, превращающие примитивные карманные компьютеры в первые портативные навигаторы. К началу нового века, в развитых странах уже была устойчивая культура пользования навигационными устройствами. Эта система работает практически безотказно. Для точного определения местоположения, достаточно поймать сигнал с трех спутников. Поскольку все спутники всегда стабильны — это действительно было невероятно стабильная навигация.

Удобство новой системы казалось невероятным. За несколько лет, все корабли, самолеты и практически все автомобили были подключены к GPS. Система была совершенна и не должна была давать сбои и ошибки, однако, как это обычно происходит, в системе произошел сбой и выявились серьезные недочеты, приводящие к крайне неприятным последствиям, а у людей, активно использующих эту систему, появилась четко выраженная зависимость. Затем появились первые жертвы.

Навигатор не работает. Каждый из нас уже сталкивался с этой, ставшей злободневной проблемой. Почему совершенная система навигации стала выдавать ошибки, неверно определять местоположение, и прокладывать маршруты в никуда? Проблема куда серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

Первая причина подобных сбоев проста — атмосферные явления мешают сигналу. Из-за этого спутник получает от нас ошибочные данные и высылает адресату, также, ошибочные расчеты геолокации. Однако, это проблема природного характера. Периодически, даже в самую ясную погоду, навигатор просто не может правильно проложить маршрут, либо прокладывает его совсем не туда. Обычный человек, обнаружив несоответствие, станет добираться до пункта назначения по зрительной памяти и карте, игнорируя указания навигатора. Человек же зависимый от навигационной системы, вопреки здравому смыслу, продолжит следовать по неверному маршруту. Хорошо, если такое закончится благополучно, но уже регулярно по всему миру люди бесследно исчезают.

Все усилия правоохранительных органов по поиску пропавших не дают положительных результатов, либо зачастую приводят в тупик. В других же случаях человека находят, но уже в состоянии трупа. Оказавшись без навигации в незнакомом месте, особенно за городом, у людей с топографическим «кретинизмом» начинается немедленная паническая атака, дезориентация, психоз, потеря сил, преждевременное обезвоживание из-за нерационального расходования имеющихся ресурсов, а затем все это постепенно приводит к смерти человека.

На подобное не обращали внимания, до тех пор, пока самолет малазийских авиалиний не исчез с радаров несколько лет назад. Известно лишь то, что в тот день были сильные помехи для GPS навигации. Самолет так и не нашли. Поисковые отряды не смогли обнаружить даже признаков потерпевшего крушение самолета, а это значит, что скорее всего самолет не разбился, но куда же он исчез? Куда его направило навигационное оборудование так, что самолет не отслеживался ни одной из РЛС?

Насчет подобных странных и совершенно необъяснимых исчезновений существует немало конспирологических теорий. Дело в том, что операторы орбитальной группировки навигационных спутников, на самом деле могут управлять всей навигационной системой, а именно создавать в ней помехи, сбои, ошибки, менять переменные в вычислениях и направлять пользователей куда угодно. Сами операторы никак не комментирую загадочные исчезновения, по их мнению, все обвинения не имеют никаких оснований. Однако, сверхстабильная навигационная система не может случайно направить авиалайнер по мертвой зоне для всех РЛС, это просто невозможно. Один подобный сбой можно было бы принять за случайность, второй тоже, но третий уже говорит о закономерности происходящего, все это не случайно.

В народе ходит немало слухов о тайных лабораториях, проводящих запрещенные исследования, для которых они похищают людей. А затем средства массовой информации, подконтрольные тайным лидерам, говорят всему миру что это не исчезновение, это катастрофа, что все погибли. Весь мир слушает и верит. Согласно теории вероятности и человеческой истории, эта теория имеет абсолютно все основания быть реальной. Другая же теория проще. В соответствии с ней тайные мировые правительства используют навигационную систему, чтобы скрытно избавляться от угрожающих им людей или наоборот вербовать потенциально лояльных людей. Именно эта теория и является наиболее реальной.

Недавно мир был потрясен загадочной историей, связанной с Цикадой 3301. Это тайное общество до сих пор никем не раскрыто, а само оно является величайшей загадкой интернета. Это общество действует открыто, но в то же время до сих пор никто их так и не смог найти. Они вербуют людей при помощи загадок, сложнейших ребусов, решить которые могут только гении. Даже самые простые задачи не под силу большей части населения Земли. В последний раз при вербовке Цикады задействовали навигационную систему. Разгадав загадку и разобравшись в алгоритмах навигации, человек мог проложить маршрут до неизвестной точки, поехать по нему и бесследно исчезнуть. Исчезновения, связанные с Цикадой, происходили даже в мегаполисах. Этот случай прямо говорит о том, что как минимум одно тайное общество может использовать навигационную систему в собственных целях.

Навигационная система, дающая каждому возможность без труда ориентироваться на местности. Система мирного предназначения не так безопасна какой кажется на первый взгляд. Высокая вероятность сбоев и ошибок, подконтрольность тайным обществам и военным организациям — все это говорит о том, что GPS система является не тем, чем мы ее представляем.

salik.biz